Говно малое оскорбление или нет 2020 год

Реальное заключение экспертизы по делу об оскорблении словом. Текст,
выделенный в документе курсивом, мною заключен в знаки подчеркивания.

ВНИМАНИЕ! НЕНОРМАТИВНАЯ ЛЕКСИКА!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА (вне экспертного учреждения)

31 мая 2007 г.
Город ***, ***кий государственный университет имени ***, кафедра
современного русского языка и методики его преподавания
Эксперт: ***, образование высшее, специальность: русский язык и
литература. Ученая степень и звание: кандидат филологических наук.
Занимаемая должность: доцент кафедры современного русского языка и
методики его преподавания ***.

На основании постановления о назначении экспертизы, вынесенного 24 мая
2007 г. ст. следователем СО при ОВД МО *** район *** области майором
юстиции Х-вой Р.А. по уголовному делу 1-***-2007, возбужденному по факту
неуважения к суду в отношении Д-вой Л.П., произвел лексико-семантическую
судебную экспертизу.

На экспертизу представлено:

1. Ксерокопия протокола допроса свидетеля Б-ва О.А. от 19 апреля 2007 г.
2. Ксерокопия протокола допроса свидетеля П-ва Д.Н. от 19 апреля 2007 г.
3. Ксерокопия протокола допроса несовершеннолетней потерпевшей Ц-ич В.В.
от 26 апреля 2007 г.
4. Ксерокопия протокола допроса потерпевшей Ц-ич И.Ю. от 26 апреля 2007 г.

Перед экспертом поставлены вопросы:

1. Являются ли слова блядь», «сука», «проститутка», «ебучая», а также
выражение «пиздец тебе», высказанные Д-вой Л.П. в адрес Ц-ич В.В. и
Ц-ич И. Ю. во время судебного заседания, непристойными, то есть
нарушающими нормы морали, нравственности, а также противоречащими
принятой в обществе манере общения между людьми?
2. Являются ли слова «блядь», «сука», «проститутка», «ебучая», а также
выражение «пиздец тебе» оскорбительными, то есть унижающими честь и
достоинство Ц-ич В.В. и Ц-ич И.Ю.?
3. Можно ли расценивать слова «блядь», «сука», «проститутка», «ебучая»,
а также выражение «пиздец тебе» как высказывания, дающие отрицательную
оценку личности Ц-ич В.В. и Ц-ич И.Ю., дискредитирующими и подрывающими
моральный престиж как в обществе, так и для себя?
4. Можно ли слова «блядь», «сука», «проститутка», «ебучая», а также
выражение «пиздец тебе», высказанные публично в ходе судебного
разбирательства, расценивать как попирающие авторитет суда, общественные
отношения, обеспечивающие нормальную и законную деятельность судебных
органов, а также честь и достоинство участников судебного
разбирательства?

1. На основании лексикографических данных нами выявлено следующее. Слово
_блядь_ толкуется в «Словаре русской брани» (СПб., Норинт, 1998) как
«проститутка, продажная женщина, развратница, мерзкий человек,
предатель» (с. 85 — 86). В «Толковом словаре живого великорусского
языка» В.И. Даля (М., Цитадель, 1998) это слово определяется как
«публичная женщина» (с. 246). Кроме того, по этимологии, то есть
происхождению, данное слово изначально связано со словом _блуд_ — М.
Фасмер, «Этимологический словарь русского языка» (М., Прогресс, 1986,
с. 180).
Слово _сука_ в «Современном толковом словаре русского языка» (СПб.,
Норинт, 2003) толкуется как: 1. Самка домашней собаки или других
животных. 2. О человеке, вызывающем своим поведением гнев, раздражение
(обычно о женщине), с пометой _грубо_ (с. 809).
Слово _проститутка_ толкуется в «Словаре русской брани» (СПб., Норинт,
1998) как «женщина легкого поведения, распутница, развратница» и
«мерзкий и ненадежный, продажный человек», с пометой _бранно_ (с. 277).

Слово _ебучая_ толкуется в «Словаре русской брани» (СПб., Норинт, 1998)
как «ведущая интенсивную сексуальную жизнь» (с. 135).
Выражение _пиздец тебе_ содержит слово _пиздец_, обозначающее, согласно
«Словарю русской брани» (СПб., Норинт, 1998), «конец, крах», с пометой
_грубо-просторечное_ (с. 255).
Таким образом, нами установлено, что слова _блядь_, _проститутка_,
_ебучая_ и выражение _пиздец тебе_, безусловно, являются непристойными,
нарушающими нормы морали, нравственности, а также противоречат принятой
в обществе манере общения между людьми. Что касается слова _сука_, то
оно, взятое вне контекста, не может нарушать нормы морали,
нравственности и противоречить принятой в обществе манере общения между
людьми.

2. На основании сведений, изложенных в ответе на первый вопрос, можно
считать, что слова _блядь_, _проститутка_, _ебучая_, а также выражение
_пиздец тебе_ являются оскорбительными и унижающими честь и достоинство
Ц-ич В.В. и Ц-ич И.Ю.

3. На основании сведений, представленных в «Русском ассоциативном
словаре» (М., Астрель, 2002. — Т. 1 — 2), нами установлено, что в
ассоциативном поле людей, родным языком которых является русский язык,
слова: а) _блядь_, б) _проститутка_ и выражение в) _пиздец тебе_ связаны
с такими понятиями, как: а) — проститутка и девица легкого поведения (т.
2, с. 39); б) — бесстыжая девка (т. 2, с. 629); в) — безысходность,
провал (т. 2, с. 610).
Что касается слова _сука_, то оно связано со следующими ассоциациями:
мат, мерзавка, проститутка, стерва (т. 2, с. 837).
Таким образом, можно считать слова _блядь_, _проститутка_ и выражение
_пиздец тебе_ высказываниями, дающими отрицательную оценку личности
Ц-ич В.В. и Ц-ич И.Ю., дискредитирующими и подрывающими их моральный
престиж в обществе.
Слово _сука_ в данном контексте, вне всякого сомнения, также дает
отрицательную оценку личности Ц-ич И.Ю., дискредитирует и подрывает ее
моральный престиж в обществе.

4. На основании фактов, изложенных в ответе на третий вопрос, можно с
уверенностью констатировать, что слова _блядь_, _проститутка_, _сука_,
_ебучая_ и выражение _пиздец тебе_ попирают авторитет суда, общественные
отношения, которые обеспечивают нормальную и законную деятельность
судебных органов, а также честь и достоинство участников судебного
разбирательства.

Говно малое оскорбление или нет

СЛОВО И ДЕЛО: ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ СКВЕРНОСЛОВИЯ

Общеизвестно, что в настоящее время в России наблюдается бурный количественный всплеск дел, связанных с покушением на честь и достоинство граждан. Сам по себе этот факт можно только приветствовать, потому что он свидетельствует о возросшем самоуважении людей, что, в свою очередь, является признаком совершенствования и зрелости общественного самосознания. Может быть, впервые в истории нашего государства личность начинает приобретать тот вес и значение, которые она уже приобрела в развитых западных странах. Однако указанный процесс естественным образом сопровождается необходимостью более точного формулирования основных понятий, связанных с честью и достоинством личности. Опыт ведения соответствующих дел показал, что здесь много неясного и что органы правосудия нередко вынуждены произвольно толковать весь набор необходимых терминов. Проблема эта характерна не только для России, она существует даже для такой страны, как США, где на данный вопрос уже давно обращено самое серьезное внимание. Однако именно по этой последней причине в США уже наработан значительный материал, что дает основание внимательно изучить американский опыт. В частности, в США существуют особые законы о непристойностях, которые направлены на защиту слушающего от непристойных выражений, оскорбляющих его слух и представление о чести и достоинстве. В УК РФ есть только одна статья 131 («Оскорбление»): «Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, наказывается исправительными работами на срок до шести месяцев, или штрафом до 100 рублей, или возложением обязанности загладить причиненный вред, или общественным порицанием, либо влечет применение мер общественного воздействия. Оскорбление в печатном произведении или средстве массовой информации, а равно оскорбление, нанесенное лицом, ранее судимым за оскорбление, — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до 3000 рублей с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, либо без такового». [Уголовный Кодекс России, 1992, с. 75-76]. Как видим, в данной статье содержится только два термина — «оскорбление» и «неприличная форма», причем, если первый термин еще как-то объяснен, второй дан без всяких объяснений, что порождает немало вопросов. Представляется, что и само «оскорбление» определено в слишком общем виде, и вдобавок недостает еще целого ряда необходимых дефиниций. Автор настоящей статьи не является юристом и видит свою задачу в том, чтобы помочь российским специалистам найти правильное решение их задач с помощью психо- и социо- лингвистического анализа выражений, с помощью которых обычно и совершается покушение на честь и достоинство. Значительная часть приводимых ниже примеров заимствована из статьи журналиста А. Новикова в ярославской газете «Золотое кольцо», содержащей нападки на местного политического деятеля и послужившей основанием для обращения этого последнего в суд для защиты его чести и достоинства. Прежде всего отметим, что в США в настоящее время разработана целая система наказаний за различные вербальные проступки, т.е. за оскорбление словом. Например, телефонное хулиганство, непристойные оскорбления по телефону рассматриваются как настоящее преступление, наказываемое тюремным заключением. За сексуальное домогательство полагается штраф. Накладываются ограничения на то, что можно и чего нельзя писать, например, на майках (точнее, писать можно что угодно, но нельзя в майках с непристойными надписями разгуливать в общественном месте), на бамперах автомашин, на досках объявлений; непристойности запрещается передавать по электронной почте. Наказания в данном случае могут быть самыми различными: в одних случаях — общественное осуждение, насмешка, осуждающие взгляды, и т.д., в других случаях дело передается в суд. Слова, оскорбляющие национальную или расовую принадлежность типа рус. «жид», объявлены вне закона и могут привести к судебному преследованию как посягающие на святая святых американца — его гражданские права. Равным образом американцы имеют право возбудить судебное преследование за рассказанный непристойный анекдот, грубые комментарии в адрес чьей-то внешности или сексуального поведения, а также выпады в адрес противоположного пола. Соответствующие наказания могут быть очень суровыми. Однако для того чтобы в процессе оценки поведения исключить возможность произвола, необходимо создать систему точных формулировок того, что нужно соблюдать и чего нельзя нарушать. Эти формулировки призваны определить, что подсудно и что неподсудно в связи с психо-социо-этно-лингвистическими обстоятельствами, т.е. учитывать общую психологию человека, его место в обществе, национальные особенности народа, к которому он принадлежит, и, наконец, его языковые особенности и личные возможности. Прежде всего определим основные термины. Все виды словесной агрессии удобно объединить словом инвектива. Словарь русского языка 1957г. определяет инвективу как «Резкое выступление против к-л, ч-л.; оскорбительная речь; брань, выпад«. Целесообразно отличать инвективу в узком смысле от инвективы в широком смысле. Ср. в статье А. Новикова: «Вас ждет хороший ошейник» — инвектива в широком смысле. «Выкидыш олигархии«, «Кукушонок«, «Хищник«, «Выкормыш (номенклатуры)«, «(Комсомольская) псина» — инвектива в узком смысле. Инвективу в узком смысле слова можно определить как способ существования словесной агрессии, воспринимаемый в данной социальной (под)группе как резкий или табуированный. В несколько ином ракурсе инвективой можно назвать вербальное (словесное) нарушение этического табу, осуществленное некодифицированными (запрещенными) средствами. Другие названия инвективы в узком смысле: ненормативная, некодифицированная, табуированная, непристойная, непечатная, нецензурная лексика. В настоящее время в России цензура отсутствует, но слово «нецензурный» продолжает существовать в прежнем значении: лексика запрещенная к произношению в общественном месте или к опубликованию в любом виде. Сила эмоциональной заряженности той или иной ситуации прямо пропорциональна значимости этой ситуации для участников эмоционального общения. Естественно потому, что эффект инвективы возрастает с ростом ее оскорбительности. Эта оскорбительность может быть достигнута разнообразными способами, и один из самых распространенных — придание инвективе непристойного характера. Понятие непристойности поддается определению с большим трудом. Особая трудность заключается здесь в том, что это понятие, во-первых, сильно менялось с течением времени, а во-вторых, носит национально-специфический характер. Филолог А.С. Аранго пишет: «Что такое «непристойное» (у автора — «обсценное», obscene — В.Ж.)? Вероятно, это искаженное или измененное латинское слово scene, означающее «вне сцены». Следовательно, обсценное это то, что должно находиться вне сцены, иными словами вне театральных подмостков нашей жизни. «Грязное» или обсценное слово это такое, которое нарушает правила поведения на общественной сцене, такое, которое осмеливается озвучить то, что не следует видеть или слышать. Обсценность — это понятие родовое, порнография — один из его видов» [Arango, 1989, с. 9]. К сожалению, это определение мало помогает делу именно потому, что трудно определить, что может и должно находиться на «общественной сцене», а что нет. Непристойное в одну эпоху обозначалось тем же словом, что пристойное — в другую, причем и совершаемое действие, и называемый предмет и т.п. оставались теми же самыми. Не существует ничего непристойного для всего человечества. Непристойным может быть только то, что и данной национальной культуре и в данный момент определено как непристойное. Такой авторитетный справочник, как Британская энциклопедия, предлагает следующее определение непристойности (Obscenity): «Это то, что оскорбляет общественное представление о приличиях». Как видим, перед нами — типичная тавтология: непристойное это то, что не-пристойно. Понимая уязвимость этого определения, автор словарной статьи добавляет: «Подобно красоте, понятие непристойности зависит от личных пристрастий, что видно из невозможности дать ей удовлетворительное определение». Далее в словарной статье говорится, что пятьдесят стран мира подписали международное соглашение о контроле за непристойными публикациями, однако действует это соглашение без определения, что это такое. Страны-подписанты договорились, что это понятие носит национально-специфический характер. Специально изучавший проблему А.У. Рид определяет непристойность как такой способ упоминания о некоторых телесных функциях, который вызывает в адресате шок испуга или стыда, обычно возникающий, когда мы видим, делаем или говорим что-то «грязное». Для сравнения: нормальной реакцией на простое («пристойное») упоминание о грязи, экскрементах или телесных функциях является безразличие или отвращение. Реакция же на инвективу, все это называющую («говно», «срать» и т.п.), выглядит как «щекочущее нервы возбуждение» (titilating thrill) [Read, 1934, c. 264]. Как видим, исследователь попытался объяснить непонятное слово «непристойность» через столь же необъяснимое понятие «грязное», но все же показал, что реакция на «непристойную» инвективу в основном — эмоциональная, по силе намного превосходящая ту, которая могла бы возникнуть от буквального понимания смысла сказанного. Оставляя в стороне ученые споры, будем считать, что «непристойность» в газетной статье в России конца XX века — это употребление слов, которые в момент опубликования статьи большинством читателей считаются неприличными, недостойными того, чтобы быть напечатанными, хотя, возможно, и могущими быть произнесенными в определенной ситуации. В российской практике непристойность связана прежде всего с сексуальными понятиями — грубыми названиями гениталий, полового акта, половых отклонений и проч. Иногда вся эта группа слов не вполне точно называется матом, хотя мат во многих случаях там может и не фигурировать. Непристойность — это, естественно, то, что «не пристойно», т.е. не пристало произносить в компании уважающих себя людей. В русском языке основных слов этого ряда всего несколько, но зато имеются тысячи производных от них. В цитируемой статье А. Новикова непристойных выражений практически нет. Правда, есть одно выражение «полный писец«, представляющее слишком прозрачный намек на очень грубое выражение «полный пиздец», чтобы его можно было счесть эвфемизмом (см. ниже). Думается, что перед нами непристойность. Понятие неприличности родственно понятию непристойности, но все же отличается от него. Детальный рассказ о своих сексуальных проблемах или анекдот на сексуальную тему может не содержать ни одного табуированного слова; тогда он может рассматриваться слушателем как неприличный, но вряд ли будет непристойным. Можно, вероятно, сказать, что непристойное — всегда неприличное, но не всегда неприличное — это непристойное. Разберем теперь понятие оскорбительности. Стоит различать два американские понятия, offensiveness и offendedness. (см. многочисленные ссылки в [Jay, 1992, 1999]). Offensiveness можно перевести как «оскорбительность» в смысле содержания в слове отрицательного или вызывающего отвращение значения. Чем оскорбительнее слово, тем сильнее оно табуируется, запрещается к употреблению. Таким образом, «оскорбительность» есть свойство самого слова, изначально присущий ему оскорбительный смысл. Русский мат в компании воспитанных людей оскорбителен сам по себе, кто бы его ни произносил или слушал. Offendedness же есть реакция слушающего на оскорбление в его адрес, ощущение обиды или оскорбленности. Как видим, разница тут значительная, потому что объективная оскорбительность слова еще не обязательно вызывает субъективную оскорбленность: за тот же самый мат кто-то оскорбится и подаст в суд, а кто-то презрительно или равнодушно отмахнется: «Собака лает, а ветер носит». Ср. презрительную реплику: «Ты меня оскорбить не можешь! » Кроме того, известны многочисленные случаи, когда оскорбительные клички и прозвища охотно принимались их адресатами и становились буквально терминами. Все следующие слова — бывшие обидные обзывания: импрессионисты, фовисты, санкюлоты, гезы. Определенная группа уголовников спокойно называет себя суками. А. Блок с гордостью писал: «Да, скифы — мы, да, азиаты — мы С раскосыми и жадными очами! » Не совсем простой вопрос о, так сказать, бранном весе слов: какие слова следует считать очень оскорбительными и заслуживающими судебного разбирательства, а какие — нет. Как уже было сказано выше, понятие оскорбительности ориентировано на слушающего, поэтому ему и предстоит решить эту проблему. Юная девушка вправе оскорбиться, если в ее присутствии употребят слова типа «говно» или «жопа», а завсегдатая пивной может не задеть и самый грубый мат или наиболее грубое слово современного русского языка — «пизда». Есть социальные подгруппы, где слово «блядь» гораздо грубее, чем мат; первое считается «бранью по- черному», второе — простым мало что значащим восклицанием. В уголовном мире «Блядь!» или даже какое-нибудь другое слово женского рода типа «Швабра!», обращенное к мужчине — смертельное оскорбление, т.к. содержит намек на то, что оппонент — презираемый пассивный гомосексуалист. В американской практике существует список наиболее грубых слов, подлежащих полному и абсолютному запрещению. Сообщая о выходе соответствующего постановления, газеты отказались процитировать эти слова, настолько резко они воспринимались. Возможно, что такой список может сыграть и отрицательную роль, потому что заранее как бы извиняет слова, в него не включенные, но которые в определенной ситуации могут звучать исключительно грубо («Козел!»). Ср. также цитату из статьи А. Новикова: «(Имя оппонента) — странный политический сперматозоид с головкой Наполеона, усиками Джугашвили и бегающим взглядом провинциального комсомольского работника». Чем оскорбление отличается от обиды? В словаре Даля читаем: ОБИДА. Всякая неправда, тому, кто должен переносить ее; все, что оскорбляет, бесчестит и порицает, причиняет боль, убыток или поношенье. Кривосуд; брань, побои; насмешка, дурной отзыв о ком; лишение кого достояния, имущества, барышей. В словаре русского языка 1957 г.: ОБИДА. Несправедливость, несправедливый поступок, поведение по отношению к к-л., незаслуженное оскорбление. В Толковом словаре The American Heritage Dictionary of the English Language (1970): ОБИДА. 1) Процесс нанесения обиды или вызывание гнева, негодования неудовольствия и т.п. 2) а. Любое нарушение или несоблюдение морального или общественного правила; проступок, грех; б. нарушение закона; преступление. Как видим, эти определения весьма широки и, главное, не помогают отличить обиду от оскорбления, которые в русских источниках звучат почти синонимично. Однако в юридическом смысле разница очевидна: оскорбление может быть подсудно, но одной обиды как основания для рассмотрения дела в судебном порядке недостаточно. Обидеться можно на любой намек -например, А. Новиков пишет о своем оппоненте: «Человек (. ) в идейном отношении совершенно неадекватный«. Перед нами выпад, инвектива в общем смысле, вполне допустимая в любом тексте, хотя ее объект может испытать серьезную обиду. Другие же цитаты из той же статьи типа «Вас ждет хороший ошейник» или «Идите в будку, Сергей Алексеевич!» — тоже инвективы и тоже в широком смысле, потому что не содержат ни одного грубого слова, но они не просто обидны, но уже и оскорбительны, так как автор фактически называет автора собакой, хотя и в слегка завуалированной форме. В этом же ряду выпадов А. Новикова — инвектива в узком смысле: «В. — это комсомольская псина, почувствовавшая в себе волю к власти«. Здесь обзывание собакой предстает в «чистом» виде. Таким образом, можно определить обиду как поношение в любой форме, тогда как обида в оскорбительной форме с применением нецензурной или просто грубой лексики или с очевидным намеком на нее превращает обиду в оскорбление. Выше уже упоминался термин «табуированность» — от слова «табу» — древний запрет. Табуированность — синоним запрещенности. Табуированное слово — слово, запрещенное к употреблению в общественном месте. Чаще всего под ним понимается грубое, вульгарное слово типа матерного, но в обществе, как правило, табуируются целые темы. Ср. пословицу «В доме повешенного не говорят о веревке», т.е. запрещается говорить о каких-то вещах, которые могут вызвать слишком бурную реакцию окружающих (смерть или тяжелая болезнь близких, интимные отношения, венерические болезни и проч.). Разумеется, иногда такое табу приходится нарушать, но каждый раз это нарушение диктуется чрезвычайными обстоятельствами. Очень важно, что понятие табуированности ориентировано на говорящего: говорящий сам решает, следовать ли запрещению на употребление этого слова, можно или нельзя в этом конкретном случае нарушить табу. Вся ответственность, таким образом, ложится здесь на автора высказывания. В отличие от табуированности, понятие непристойности ориентировано на слушающего: здесь уже реципиент решает, пристойно или непристойно то, что он сейчас услышал. Матерная брань может не восприниматься как непристойная в пивном баре и безусловно вызовет возмущение на свадебной церемонии. На юридическом уровне необходимо различать следующие понятия: 1) Проклятие: «Чтоб ты сдох!» 2) Оскорбительное упоминание священных понятий, богохульство. Здесь полезно различать настоящее богохульство, когда человек сознательно оскорбляет чувства верующих, и то, что можно назвать профанизмом — это когда говорящий превращает сакральное (священное) понятие в профанное, земное, обыденное, когда он просто снижает возвышенное понятие. Большинство современных матерных выражений исторически восходит к древним священным формулам, но теперь их происхождение прочно забыто, так что исторически перед нами — явное богохульство, но ни один матерщинник об этом не подозревает, так что мат надо считать профанизмом. Здесь нет оскорбления верующего, но есть оскорбление общественного вкуса, явная непристойность. Прямые богохульства, сегодня осознаваемые как таковые, для русской культуры не характерны. В эту же группу можно отнести малоосмысленную брань, на сегодняшний день не имеющую к религии отношения, часто имеющую сексуальное происхождение: «Блядь!», «Иди на хуй!» Такая брань может не быть обращена на конкретного человека и просто присутствовать в речи в качестве эмоционального усилителя («Я туда, на хуй, не пойду»). Она безусловно может рассматриваться как оскорбительная, если звучит в присутствии человека, которому это неприятно. В письменном виде она производит еще более резкое впечатление, ибо даже называется иногда «непечатной», т.е. неприемлемой в печатном виде. Для судебных органов важно знать, что в основном, когда в западных странах разрабатывались первые законы по борьбе со сквернословием, под этим последним имелись в виду прежде всего богохульства. Именно за хулу на Бога в Средние века протыкали языки раскаленным шомполом, выставляли у позорного столба и другие. Так что сегодня, по существу, законы, принятые против богохульства, действуют против употребления слов из совсем других сфер: это скатологизмы («Говно!»), зоологизмы («Козел!»), сексуальная брань (мат) и т.п. Как к этому относиться? С одной стороны, налицо явный анахронизм. Однако, с другой стороны, перед нами простая замена одной сферы жизни общества на другую при, по существу, полном сохранении «взрывчатой силы» выражения. Если сегодня отношение к небогохульной ругани такое же, как когда-то к богохульной, то ограничения, накладываемые на нее в виде морального осуждения или статей УК, могут сохраняться в том же объеме. 3) Эвфемизм: это когда, желая назвать какой-то предмет или действие, человек стремится избежать непристойного названия и подбирает что-то не такое грубое. Противоположное намерение осуществляется с помощью так называемого дисфемизма. «Ягодицы» — это нейтральный или медицинский термин, «попа» — слово детского языка, «пятая точка» — эвфемизм, «жопа» — дисфемизм. «Умер» — нейтрально, «ушел от нас» — эвфемизм, «откинул копыта» — дисфемизм. Юристам совершенно необходимо различать понятия непристойности и вульгаризма. Те же слова «говно» или «жопа» могут употребляться в любом из этих смыслов. «Чтоб я из-за такого говна, как ты, расстраивался!» или «Жопа ты после этого!» — оскорбительные непристойности, но те же слова в выражении «Я наступил на коровье говно!» или «Тут на лавке вода пролита, не замочи жопу-то!» — вульгаризмы. Вульгаризм — грубое название предмета или действия, не преследующее никакой агрессивной цели. Говорящий в принципе может даже не знать никакого другого слова для названия некоего предмета, а может просто не придавать выбору слова большого значения. «Брюхо» — нормальное слово для обозначения части тела лошади. Если же оно обращено к человеку, то может расцениваться как вульгаризм, если сказано относительно доброжелательным тоном («Голодное брюхо к ученью глухо»), или как оскорбление («Ишь, брюхо какое наел!»). Оскорбительность в последнем случае достигается тем, что человеческая часть тела воспринимается как часть тела животного, и, таким образом, сам обладатель этой части тела приравнивается к животному. Безусловная непристойность — уподобление человека какому-нибудь животному, обычно отрицательно воспринимаемому. «Орел!», «Голубка моя!», «Кисонька!» — ласковые и доброжелательные обращения (конечно, если они не произносятся ироническим тоном). «Пес!», «Сука!», «Корова!», «Жеребец! » — оскорбления. 4) Существует еще жаргон, который может быть очень эмоциональным и выразительным, но вряд ли делом подсудным. Прежде всего, речь здесь идет о профессиональном жаргоне («Лабух»), в том числе воровском. 5) Наконец, стоит назвать оскорбительные ксенофобские прозвища и клички, т.е. брань, оскорбляющую чужую нацию. В русскоязычной практике это прежде всего «жид», «чурка», «черный», «армяшка» и другие. В наше время обострившихся межнациональных конфликтов именно эта группа оскорблений заслуживает самого пристального внимания юристов как разжигающая межнациональную рознь. В юридической практике полезно учитывать, что часть оскорблений может время от времени использоваться в прямо противоположном смысле, как выражение восхищения или дружеского расположения: «Как он, собака, хорошо танцует!», «Что-то тебя, ебаный-в-рот, давно не было видно!» Отличить такое употребление от брани довольно легко: для него характерна особая дружественная интонация и практически обязательная улыбка; без двух этих последних слушающий вправе рассматривать эти слова как обидные. Равным образом имеет смысл при определении степени вины говорящего учитывать, кто и в адрес кого эти слова произносит. Непристойности из уст пожилой женщины воспринимаются обществом гораздо острее, чем исходящие от нетрезвого парня; верно и обратное: оскорбления одним парнем другого совсем не то, что оскорбление парнем беспомощного инвалида. В настоящее время очень многие грубые русские слова, еще недавно считавшиеся «непечатными», «вышли в печать», но часть не печатается ни под каким видом, даже при передаче речи уголовников. На сегодняшний день самое непристойное слово русского языка — «пизда». Производные типа «спиздить», «пиздец», «надавать пиздюлей» и т.п. ощущаются как гораздо более мягкие. Слова «говно» и «жопа» уже практически получили «права гражданства» и не вызывают такого возмущения, как еще совсем недавно. Ср. появившийся ряд лет тому назад в «Литературной газете» юмористический рассказ, где человек, которого его сослуживец обозвал «хитрожопым коммунистом», пожаловался в товарищеский суд; суд решил, что «коммунист» — это оскорбление, т.к. жалобщик никогда не состоял в Коммунистической партии, а «хитрожопый» — простая констатация реального факта. В то же время ряд не столько грубых, сколько «неприличных» слов приобрел полные права гражданства в связи с резкими изменениями в жизни российского общества, нашествием СПИДа, широчайшим распространением венерических заболеваний, половым воспитанием в школе и т.п. Это, например, «презерватив», «импотенция», «соитие» и другие. Совсем недавно соответствующие темы разговора безоговорочно табуировались за пределами кабинета врача. Сегодня все эти слова допускаются практически в любой компании и неприличными считаться уже не могут. В США, в отличие от России, свободно произносится и печатается гораздо больше слов, многими американцами считающихся непристойными и оскорбительными для слуха. Однако учителю, который с самыми достохвальными целями попробует объяснить ученикам слова типа fuck или motherfucker, грозит увольнение. Правда, если дело дойдет до суда, его, судя по прецедентам, оправдают. Простое же употребление американским школьным учителем грубого слова в процессе преподавания, в разговоре с учениками и прочее вызвало бы единодушное осуждение общественности. По мнению американского общества, речь учителя должна служить примером для учеников. Данная статья, естественно, не может претендовать на полноту освещения вопроса. Автор надеется, однако, что она послужит основанием для дальнейшего анализа и уточнения терминологии.

Это интересно:  Статья за оскорбление личности в днр 2020 год

Arango A.C. Dirty Words: Psychoanalytic Insights. Northvale, N.J., London. 1989.
Jay Т. Why We Curse. A Neuro-Psycho-Social Theory of Speech. John Benjamins Publishing Company: Philadelphia / Amsterdam. 1999.
Jay Т. Cursing in America. A psycholinguistic study of dirty language in the courts, in the movies, in the schoolyards and on the streets. John Benjamins Publishing Company: Philadelphia / Amsterdam. 1992.
Read A.W. An Obscenity Simbol // American Speech. 1934. Vol. IX. № 4.
Уголовный Кодекс России (с постатейными материалами). М., «Российский правовед». 1992.

Текст статьи взят c сайта «Юрислингвистика»

НОСЯЩИХ ОСКОРБИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

ПО ХАБАРОВСКОМУ КРАЮ

(УФССП России по Хабаровскому краю)

УЧЕБНО – МЕТОДИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

СЛОВНИК

ОСКОРБИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

Рецензент

Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и иностранных языков; кафедры истории и культуры; кафедры государственно-правовых дисциплин Дальневосточной академии государственной службы г. Хабаровска

Е.М. Крадожен-Мазурова

Закирова Ф.А.

Словник оскорбительных слов / Сост.: Ф.А. Закирова. – Хабаровск, Управление Федеральной службы судебных приставов по Хабаровскому краю, 2009. – 11 с.

Данный словник составлен с целью оказания помощи судебным приставам по ОУПДС при выявлении и документировании преступлений, предусмотренных ст. 297 УК РФ. В нем дан неполный перечень слов, носящих оскорбительный характер (грубая нецензурная брань, по понятным причинам, не включена в данный перечень).

Естественно, вам может показаться, что некоторые слова сами по себе и не являются оскорбительными, однако в относительно законченной в смысловом отношении части высказывания, т.е. в контексте, они могут быть расценены как оскорбление.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Общественная опасность преступления заключается в нарушении общественных отношений, составляющих гарантированные законом, в частности Конституцией РФ, права и интересы человека, его честь и достоинство. Честь – это нравственная категория, которая связывается с оценкой личности в глазах окружающих и отражает конкретное общественное положение человека, род его деятельности и признание его моральных заслуг. Под достоинством понимается особое моральное отношение человека к самому себе, характеризующее его репутацию в обществе, мировоззрение, нравственные качества, образование и уровень знаний, соблюдение правил общежития, достойный образ жизни, благоразумие и т.д.

Часть 1 ст. 130 УК РФ определяет оскорбление как «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме».

В статье содержится только два термина — «оскорбление» и «неприличная форма», причем, если первый термин еще как-то объяснен, второй дан без всяких объяснений.

В нашем случае, оскорбление – это оценка личных качеств какого-либо участника судебного разбирательства, выраженная в непристойной, не принятой в обществе форме. Иными словами, оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство. Оно может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойные жесты и т.п.).

Унижение чести и достоинства другого лица – это отрицательная оценка личности, дискредитация человека, подрыв его морального престижа, как в глазах окружающих, так и в своих собственных глазах. Наличие унижения, его степень, глубину, в первую очередь, оценивает сам потерпевший.

Неприличная форма унижения – это циничное, глубоко противоречащее принятым в обществе нравственным нормам, правилам поведения, унизительное обращение с человеком.

Например, при рассмотрении уголовного дела в отношении И. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. … УК РФ, П., будучи представителем потерпевшей, в своем выступлении в прениях допустил следующие высказывания в отношении И.: «Его поведение можно назвать хамским, это маньячные выходки гадостного человека». Подобными высказываниями П. нанес И. обиду, подорвал его престиж в глазах окружающих, оскорбил и унизил честь и достоинство. Слово «гад» в переносном смысле означает: «мерзкий, отвратительный человек, гадина». Слово «гадость» истолковывается как «предмет, вызывающий отвращение». Производные от него прилагательные – «гадостный, гадостная, гадостное». Исходя из всех исследованных доказательств, суд установил, что лишь одна фраза – «маньячные выходки гадостного человека», высказанная П. в адрес И., характеризует последнего как личность. Данное высказывание унижает честь и достоинство личности И., оно выражено в неприличной форме, поскольку противоречит принятым в обществе правилам поведения, требованиям общечеловеческой морали.

Циничный – синоним непристойного, неприличного, бесстыдного. Оскорбительный – содержащий оскорбление, оскорбляющий; оскорбить – тяжело обидеть, унизить. Браниться – выражать свое недовольство в грубых, резких словах; брань – осуждающие и обидные слова, ругань.

Не совсем простой вопрос о бранном весе слов: какие слова следует считать оскорбительными и заслуживающими судебного разбирательства, а какие — нет. «Оскорбительность» есть свойство самого слова, изначально присущий ему оскорбительный смысл.

Оскорбленность есть реакция слушающего на оскорбление в его адрес, ощущение обиды или оскорбленности. Разница тут значительная, потому что объективная оскорбительность слова еще не обязательно вызывает субъективную оскорбленность: за то же самое бранное слово кто-то оскорбится и подаст в суд, а кто-то презрительно или равнодушно отмахнется: «Собака лает, а ветер носит».

Поэтому понятие оскорбительности ориентировано на слушающего, ему и предстоит решить эту проблему.

Толковые словари в своем большинстве содержат четкую систему оценочных помет («грубое», «презрительное», «вульгарное», «нецензурное», «неодобрительное» и т.п. – это, как правило, не первичное значение слова, а переносное и указано оно обычно под цифрами 2,3 и т.д.), которые раскрывают негативный общественный статус непристойных слов и выражений. Какие слова и выражения относятся в современном русском языке к непристойным, оскорбительным, бранным, унизительным сравнениям и образам?

Если употребляется слово грубое, которое в словарях фиксируется как уничижительное, оскорбительное, презрительное, то это практически стопроцентное оскорбление. Здесь важно, в какой мере использованное слово адресовано данному человеку. Если сказано, что человек является козлом, это очевидное оскорбление. (Даже если он на козла похож, здесь идет речь об унижении). Для юридической практики это наиболее четкий и легкий случай.

Ведущим признаком оскорбительности высказывания является неприличная форма выражения отрицательной оценки человека и гражданина, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе.

Существуют следующие основные категории лексических и фразеологических единиц, которые в определенных контекстах употребления могут носить в адресации к тому или иному лицу оскорбительный для данного лица характер. Эти единицы таковы:

— слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: мошенник, жулик, проститутка;

— слова с резкой негативной оценкой, фактически составляющей их основной смысл, также обозначающие социально осуждаемую деятельность или позицию характеризуемого: расист, двурушник, предатель, иуда;

— названия некоторых профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник;

— зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека: нечистоплотность или неблагодарность (свинья), глупость (осел, козел), неповоротливость, неуклюжесть (корова) и т.п.;

— выраженные в неприличной форме наименования нечистот, обвинения в незаконнорожденности, наименования интимных отношений, названия гениталий;

— глаголы с осуждающим значением или резко негативной оценкой: воровать, хапнуть;

— слова, содержащие грубо-экспрессивную негативную оценку поведения человека, свойств его личности и т.п. без отношения к указанию на конкретную деятельность или позицию: негодяй, мерзавец, хам;

— специальные негативно-оценочные каламбурные образования: коммуняки, дерьмократы, прихватизаторы;

— сравнения с одиозными историческими личностями, растениями (дуб, пень), предметами, а также циничные прикосновения к телу, плевок, неприличные жесты и т.п.

— оскорбительные ксенофобские прозвища и клички, т.е. брань, оскорбляющую чужую нацию. В русскоязычной практике это, прежде всего, «жид», «жидёнок», «жидовка», «жидовствующий», «чурка», «черный», «армяшка», «хач», «хачик» и другие. В наше время обострившихся межнациональных конфликтов именно эта группа оскорблений заслуживает самого пристального внимания как разжигающая межнациональную рознь;

— жаргонная лексика. Жаргонизмы — это слова, используемые определенными социальными или объединенными общими интересами группами, которые несут тайный, непонятный для всех смысл. Жаргон — это своего рода язык в языке. Строго говоря, жаргон — это разновидность речи какой-либо группы людей, объединенных единой профессией (жаргон летчиков, шахтеров, моряков), занятием (жаргон спортсменов, коллекционеров). Например, воровской жаргон (лабух, мокруха, мент), молодежный жаргон, который часто называют сленгом (балдеж, гудеж, тормознуть, лопухнуться, ломануться) и т.п.

— ненормативная лексика (мат).

В настоящее время очень много «неприличных» слов приобрели полные права гражданства в связи с резкими изменениями в жизни российского общества, нашествием СПИДа, широчайшим распространением венерических заболеваний, половым воспитанием в школе и т.п. Это, например, «презерватив», «импотенция», «соитие» и другие. Совсем недавно соответствующие темы разговора безоговорочно табуировались за пределами кабинета врача. Сегодня все эти слова допускаются практически в любой компании и неприличными считаться уже не могут.

ПЕРЕЧЕНЬ НЕКОТОРЫХ СЛОВ И ВЫРАЖЕНИЙ,

НОСЯЩИХ ОСКОРБИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

А

Алкаш проклятый, алконавт вонючий, альфонс, а ну тебя к …, а ну тебя на …

Б

Баба (баба базарная, баба с яйцами, баба-перец, бабища), бабник, балаболка, баламутить, балбес, балда, бандюга, барыга, баран, барство, бахвал, совсем башню снесло, болван, безголовый, бездарь (да он(а) полная бездарность, бездарный), бездельник, белиберда, ни бельмеса, бессловесная тварь, беспутник, бесчувственный чурбан, бестолковый, бестолочь, бздун, бздюк, блуд (блудница, блудить, блудодей), богадельня (устроили тут богадельню), болван, босяк (босячка), бред (бредовые идеи), брюхо (ползать на брюхе перед кем-нибудь, отрастил – отъел брюхо), быдло

В

Вакханка, ведьма, великовозрастный бездельник, вертеть (вилять) задом (хвостом), вертихвостка, ветродуйка, закоренелый взяточник, волк позорный, волокитчик, волокитчица, вонючка, вонять (от него (нее) воняет как от помойки), вор (вы – вор, у вас воровские наклонности), ворюга, выкондрючиться, втереться в доверие, выдра, выкормыш (бандитский выкормыш), вылупиться на кого-то, выродок, выскочка

Г

Гавкать (гавкаешь как собака), гад, гадина, гаденыш, гадюка (не женщина, а гадюка), глист (тощий как глиста), гнида, гниль (от него (нее) гнилью так и несет (пахнет), гнилой (гнилые настроения, выходки у вас гнилые), говно на постном масле, говно собачье, ковыряться в говне, говноед, говнюк, голоштанник, гондон, головорез, головотяп, головотяпство, голодранец, голодранка, голубой, гопкомпания, горланить, горлан, горлодер, горлопан, горлохват, греховодник

Д

Дворняжка (да он как дворняжка за ней бегает), дегенерат (о психически здоровом человеке),дебил (о психически здоровом человеке), дегроид, деляга, держиморда,дармоед, дева старая, дерьмо (допусти свинью до дерьма, обожрется …; дерьмо ты, а не командир; дерьмо человек), дерьмовый, дешёвка, дохлый (дохлое дело, дохлый номер), дохляк, дохлятиной пахнет, дрянь (ах ты дрянь такая!), дристун, дуб (стоишь как дуб, слово сказать не можешь; совсем дубина что-ли?), дубина стоеросовая, дура, дурак, дурковатый, дурацкий, дурачина, дуреха, душегуб, дылда

Е

Едрёна вошь, к едрёной бабушке (матери), к едрене – фене, едрить твою в дышло, ерепениться (кончай ерепениться!), ерундить, ехидна, ехидничать

Ж

Жаба пучеглазая, жадюга, жеребец двуногий, живоглот, живодёр, жид, жирнозадый, жопа (думать жопой; жопа на изнанку; без мыла в жопу лезет; засранная жопа; старая жопа; жопник; жопочник; жопошник), жулик, жульничать, жук навозный, журналюга

З

Забулдыга, загадить, зад (зад как квашня; сверкать задом; вилять задом), задница (ни рожи, ни задницы; надо не задницей, а головой думать; иди в задницу; лизать задницу; целовать в задницу), задрипанный засранец, заморыш, замхолуй, заноза, зануда, зараза, засранец, засеря, затычка, зверюга, злодей, злыдень, злыдня, змеёныш, змеюка, змея подколодная, зубоскалить, зубоскальничать

И

Идиот (идиотка вонючая), идиотский (идиотское распоряжение, идиотский вопрос), иди к ядреной бабушке (равносильно ругательству), иди на хутор бабочек ловить (замена матерного выражения), иди на фиг (замена матерного выражения), изверг, изгой (изгой общества), изувер, индюк (надулся как индюк; индюк индюком), интриган паршивый (вшивый), исчадие ада, иуда, ишак, ишачить, ищейка (милицейская ищейка)

К

Кобель (да он как был кобель, так им остался), кобель вонючий (бесхвостый, пухлорылый, старый), кайф, кайфовать, канючить, карга старая, каракатица, карикатура ходячая, карикатурный, каркать, карманник паршивый, карьерист, каталажка, каюк тебе пришел, как два пальца. кибоpг пpопойца, кикимора болотная, клика, клоп, клоповник, клянчить, кляузник, кляча, кобениться, кобыла тупая, кобра, сделать козью моpду, козел безрогий, козявка, копеечная душонка, жирная корова, кот дранный, кочевряжиться, крепколобый, крепкоголовый, кретин, кривляка, критикан, критиканствовать, кровопийца человеческих душ, кровосос, крокодил, крохобор, крохоборство, крохоборствовать, крыса (канцелярская крыса; штабная крыса), крючкотвор, занимаетесь крючкотворством, курва, курва продажная

Л

Лакействовать, лаяться, лахудра, лебезить, легавый, лентяйничать, лизать кому-нибудь что-либо, лизоблюд, лизоблюдничать, лизоблюдство, лицедействовать, личина, лихоимец, лоботряс, лоботрясничать, лодырь, лодырничать, ломаться, лох,лохмы, лупоглазый, людоед, люмпен, лясы точить, ляполка, лярва

М

Мазурик, мазила, макака красножопая, малявка, маньяк, маразматик, мародер, мародерство, мародерствовать, мафия (судебная мафия, прокурорская мафия), матерщинник, махинатор, мегера, мекать (говоришь, как мекаешь), мерзавец, мерзкий человек, мерзость, мерзопакостный поступок, мент поганый, мздоимец, молокосос, морда (отъел морду), мордастый, мошенник, мошенничать, мошенничество, мразь, мракобес, мракобесие, мудак, мудило, мудозвон, мычать что-то в ответ

Н

Наглец, индюк надутый, надувательство, наклюкался как свинья, налакаться, нализаться, наркоша, нажрался как сапожник, нахал, нахальный, нахальство, нахамить, нахапать, нахрапистый, нахрапом, начихать мне на вас (наплевать на кого-либо, что-либо), негодяй, недоделанный (дурак ты недоделанный; вы немножко, заметно, недоделанный какой-то), ненормальный, нелюди, нехристь (в религиозных спорах, прениях), нечисть, полное ничтожество

О

Обалдуй, обезьяна красножопая, вести себя по-обезьяньи, обезьянничать, обосранец, обосранная жопа, обжора, обирала, обираловка (в значении «взяточник», «взяточничество»), звериное обличье расизма, облапошить, облаять (в значении «обругать»), оборванец, оболванить, оболтус, обормот, оборотень в погонах, образина, овца паршивая (о человеке), не будь овцой, одурелая голова, осел (о человеке), остолоп, отребье, отродье

П

Падаль, падла, пакость, мелкий пакостник, пакостный сплетник, паскуда, паскудник паразит, паразитизм, паскудный, потаскуха, пентюх, чертова (старая) перечница, пес шелудивый, петух, петух ощипанный, ходить петухом, петушиный голос, петушиться, петушок, писулька, плесень (о человеке), подлец, подлипала (о человеке), подлюга, подонок, подстилка каждому, помойка (закрой свою помойку!), подхалим, подхалимаж, позорник, порнуха, полудурок, потаскун, потаскуха чертова, потаскун проклятый, пошляк, придурок, прихвостень, прихлебатель, прихлебательство, прорва, пройдоха, политическая проститутка, прохвост, прохиндей, проходимец, пустобрёх, пустозвон, пустомеля, пьянчуга, пьянь, психопат (о психически здоровом человеке)

Р

Развалюха (о пожилом человеке), раздолбай, раззява (чего рот раззявил?), развратник, расфуфыренный пижон, расфуфыриться, рвань (о человеке), ренегат, рогоносец (о человеке, которому изменяет жена – в контексте), рожа кирпича просит

С

Самодур (в контексте), самодурские замашки, самодурствовать, самодурничать, собрался сброд, жить по-свински, свинский поступок, поступить по-свински, свинья (вы свинья!), свинство, сволота, сволочь, свора мошенников, сикушка, склочник, склочничество, скотина (о человеке), слизняк, смердюк бесштанный, собака (собачье дерьмо; собачье рыло; собачий сын; не твое собачье дело), содержанка, тупой солдафон, сопляк, сосунок, стерва, стерва-потаскуха, стервец, стервоза, стервозный, стукач, страхолюдина, судья (судьи) куплен(ы), сукин сын, сука (сука бесхвостая, сука позорная), сучий потрах, сучка (сучка блудливая), сучье вымя

Т

Тварь безродная, тварь поганая, твердолобый остолоп, тёлка (о девушке), толстозадый боров, толстомордый, толстопузый, тошнотворные речи, тошнотворное зрелище, трепотня,тряпка (ты не мужик, а тряпка; ведешь себя как половая тряпка), тупица, тупоголовый баклан, туполобый, тупоумный, развили тягомотину / развели тягомотину

У

Ублюдок, ублюдочный, уличная девка, урод (моральный урод), уродина

Ф

Фефёлка, фофан, хорош фуфло толкать

Х

Закрой хайло, халда, халява, хам, хамка, хамоватый, хамьё, хапуга, хлюст, хмырь болотный, холуй, холуйство, холуйствовать, хрен (видал, каков хрен-то! Хрен его знает; хрен моржовый; хрен с вами; хреновина), старый хрыч, хрюкать себе под нос, хряк вонючий

Ч

Чаханка, черножопый, чернозадый, черномазый, чинодрал, чурбан (о человеке), чучело гороховое (о человеке)

Ш

Шавка (о человеке), шалава, шалашовка, шантрапа, шарашкина контора, шаромыга, шваль, полный шизоид, шлюха, шлюшка

Я

За оскорбление — штраф

Статья 5.61КоАП РФ «Оскорбление» , то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, — влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до пятисот тысяч рублей.

Необходимо учитывать, что оскорблением во всяком случае будет считаться, если:

— в качестве характеристики лица употребляются нецензурные слова;

— лицо отождествляется с отходами жизнедеятельности (дерьмо, мусор, падаль, гниль и т.д.);

— используются слова и выражения, обозначающие антиобщественную, социально вредную деятельность (вор, мошенник, проститутка, взяточник, тунеядец, бездельник, пьяница, бандит, аферист, жулик, хулиган, шулер, развратник, садист и т.д.);

— используются зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных и подчеркивающие какие-либо отрицательные свойства человека (свинья — нечистоплотность, неблагодарность; собака — злой, грубый человек; осел — глупость; корова — неповоротливость; черепаха — медлительность; попугай — отсутствие собственного мнения и т.д.);

используются слова с ярко выраженной негативной оценкой, которые отражают социально осуждаемое поведение (расист, угнетатель, предатель, трус, алиментщик);

— лицу приписываются некоторые непрестижные или «жестокие», «грубые» профессии либо указывается на профессию из сферы обслуживания (мясник, палач, живодер, слуга, холуй, шут, клоун, батрак);

— используются слова, содержащие негативную оценку поведения человека, свойств его личности без указания на конкретную деятельность (хам, негодяй, изверг, мразь, зараза, олух, каналья, мерзавец);

— пренебрежительная лексика используется для идентификации лица по национальному или расовому признаку (чукча, пигмей, узкоглазый, чурка, черный) либо для идентификации лица по профессиональному признаку (мент, мусор, легавый);

— используется лексика, обозначающая предметы домашнего быта и обихода (чайник, швабра, тюфяк, шкаф, шнурок, шланг, пугало, чучело, кошелка, тряпка, валенок);

— используется медицинская терминология (истеричка, дебил, психопат, олигофрен, даун, дистрофик) либо негативно-оценочные прилагательные, адресованные конкретной личности (чокнутый, больной, ненормальный, отмороженный, мерзкий).

За 11 месяцев 2014 года – по заявлениям, обращениям граждан в прокуратуру Дновского района, в ОП по Дновскому району привлечено к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 5.61 КоАП РФ 21 гражданин

Статья написана по материалам сайтов: philology.ru, lektsii.net, gazetadnovets.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector
Читайте также:

  1. Cучасні моделі розвитку підприємства: їх суть та характеристика
  2. D) обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности потерпевшего
  3. I Объективные характеристики (потребление материальных благ; продолжительность жизни; система образования; время труда; показатель преступности);
  4. I. Концепция акцентуаций характера личности преступников
  5. I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТА ВРАЧЕБНОГО ОКРУГА И РАЙОНА ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. I. Основные характеристики финансовых активов
  7. VI. Характеристика сельского хозяйства
  8. А) свод сведений экологического и экономического характера об объектах, собственниках, пользователях и других субъектах
  9. А16. Что было характерно для экономического развития Рос­сии в первой половине XIX в.?
  10. Аббревиатуру СБЕ (рус.) применяют для характеристики