Термин оскорбление 2020 год

В – 51 Оскорбление (ст. 130): понятие, юридическая характеристика. Отличие от смежных составов преступлений.

Оскорбление (ст. 130 УК). Объективная сторона оскорбления согласно ст. 130 УК заключается в действиях, которые унижают честь и достоинство личности в неприличной форме. Эти действия выражают отрицательную оценку достоинства потерпевшего в неприличной форме, т. е. противоречащей установленным правилам поведения, требованиям общечеловеческой морали. Не имеет значения, соответствует отрицательная оценка потерпевшего действительности или нет.

Матвеева О. Н. Оскорбление — унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме

Диспозиция статьи определяет оскорбление как унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Толкование данной нормы закона свидетельствует о том, что унижение чести и достоинства возможно и средствами, не имеющими неприличную форму. Неприличную форму имеют нецензурные высказывания. Это означает, что ни слова литературного языка, даже имеющие резко негативную семантику, ни сниженные разговорные слова не имеют неприличной формы.

Проблемы, которые возникают на практике с квалификацией высказываний по статье «Оскорбление», связаны с неразличением бытового и юридического понимания оскорбления, с неразличением обиды и оскорбления.

Оскорбление в сообщении

Посетители юридической консультации задали 2054 вопросa по теме «». В среднем ответ на вопрос появляется через 15 минут, а на -вопрос мы даём гарантию минимум двух ответов, которые начнут поступать уже в течение 5 минут!

Что может грозить ребёнку 10 лет или его родителям за оскорбление в сообщении в контакте матери одноклассника, он назвал её шлюхой? Город Орел.

Оскорбление деловой репутации

Деловая репутация – нематериальное благо, которое может принадлежать как юридическому, так и физическому лицу. Деловая репутация строится на основании мнений, ожиданий и оценках внешней и внутренней целевой аудитории. Однако существуют ситуации, когда эти мнения могут повлечь оскорбление деловой репутации. спровоцировав ее падение.

Оскорбление репутации – ситуация, сопряженная с порчей репутации через разглашение порочащих данных, ложных сведений, которые распространяются через антирекламу или черный пиар.

Оскорбление чувств верующих – не правовое понятие, признал Путин

Обсуждение ответственности за оскорбление чувств верующих решено провести до весны. О том, что к понятию «чувства верующих» нужно подходить со всей ответственностью и скрупулезностью, говорилось на встрече президента России Владимира Путина с Советом по правам человека. Первой соответствующий законопроект раскритиковала Ирина Хакамада, которой формулировка «оскорбление чувств верующих» показалась

Оскорбление юридическое понятие

Оскорбление (iniuria римского права ), как частноправовой деликт. есть всякое сознательное противозаконное действие. в котором содержится проявление неуважения к другой личности. Цели нанести оскорбление для состава понятия не требуется; достаточно сознания того, что данное действие может причинить оскорбление. Оскорбление может быть обидой.

Оскорбление может состоять как в непосредственном проявлении неуважения, направленном прямо на данную личность, так и во всяком сознательном вторжении в чужую правовую сферу, личную или имущественную, какие бы непосредственные цели ни преследовал обидчик.

Подать в суд за оскорбление

Согласно ч.1 ст.130 УК РФ понятие «оскорбление» означает унижение достоинства гражданина, выраженное в неприличной, циничной, противоречащей нормам нравственности форме. Оскорбление может быть устным, письменным, а может быть выражено каким-либо действием.

Главная задача, которая стоит перед истцом в суде, — обосновать, что действия ответчика действительно были противоправными, поскольку были унизительными и противоречили правилам и нормам поведения в обществе.

Понятие юридического факта

Под юридическими фактами в науке и на практике понимаются конкретные социальные обстоятельства (события, действия), вызывающие в соответствии с нормами права наступление определенных правовых последствий — возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. объединяет два противоречивых, но неразрывно связанных момента: это явление действительности — событие или действие (материальный момент), порождающее в силу указания норм права определенные правовые последствия (юридический момент).

Юридическая техника

На первый взгляд, принципиальных расхождений во мнениях ученых по данному вопросу вроде бы нет. Никто не возражает, что юридическая техника — это приемы, способы и т.д. Правда, нет единого мнения, что именно относить к приемам, средствам юридической техники. Более того, некоторые авторы не видят разницы между средствами, приемами, способами и методами.

Термин оскорбление

Статья 130 УК РФ («Оскорбление»):

«Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, наказывается исправительными работами на срок до шести месяцев, или штрафом до 100 рублей, или возложением обязанности загладить причиненный вред, или общественным порицанием, либо влечет применение мер общественного воздействия.

Оскорбление в печатном произведении или средстве массовой информации, а равно оскорбление, нанесенное лицом, ранее судимым за оскорбление, — наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или штрафом до 3000 рублей с лишением права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, либо без такового».

«В гражданском праве специальной нормы, предусматривающей ответственность за оскорбление вообще нет. Именно поэтому для установления оскорбительной формы субъективно-оценочного высказывания в адрес истца при разрешении дел о компенсации морального вреда в качестве способа защиты чести, достоинства и деловой репутации суды общей юрисдикции и арбитражные суды должны будут обращаться к экспертам-лингвистам, так как без проведения лингвистической экспертизы спорных высказываний и публикаций в СМИ вынести законное и обоснованное решение о наличии или отсутствии субъективного мнения, высказанного в оскорбительной или не оскорбительной форме будет вряд ли возможно.

С точки зрения уголовного права (ст. 130 УК РФ) ведущим диагностическим признаком оскорбления является неприличная форма выражения отрицательной оценки личности потерпевшего, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважения к самому себе. Оскорбление как уголовно-наказуемое деяние должно быть выражено в неприличной, то есть циничной форме, глубоко противоречащей правилам поведения, принятым в обществе. Неприличность формы как признак оскорбления также может быть установлен в процессе судебной лингвистической экспертизы».

Помимо этого, с точки зрения судопроизводства понятие «оскорбление» включает, во-первых, факт унижения или умаления чести или достоинства, во-вторых, неприличную форму такого унижения, в-третьих, умышленность. Только в случае, когда в ходе судебного разбирательства доказано наличие всех трех компонентов, суд может вынести обвинительный приговор.

Как мы видим, в статье употребляется только два понятия: «оскорбление» и «неприличная форма». Термин «оскорбление» немного объяснен, а другой дан вообще без каких-либо объяснений, и это порождает большое количество вопросов. Да и сам термин «оскорбление» определен слишком широко.

Н.Д. Голев писал: «Понятие «оскорбление» по существу не определено, и слово «оскорбление» (равно как его синонимы типа «инвективное слово») не функционирует ни как лингвистический, ни как юридический термин)».

В трудах лингвистов сейчас активно обсуждается слово и понятие оскорбительности. Его можно считать, с одной стороны, характеристикой самого выражения, слова или оскорбительного понятия, а с другой стороны, характером личной реакции на инвективу, непристойность, оскорбление того, кто воспринимает этот посыл. В первом случае оскорбительным считается сам смысл слова или выражения, то есть его отрицательное содержание, вызывающее отвращение и общественный запрет тем большие, чем оно более оскорбительное. Например, матерные выражения в культурном обществе считаются сами по себе оскорбительными, и для воспитанных людей не имеет значения, кто их произнес и по какому поводу. Во втором случае оскорбительность возникает в зависимости от реакции воспринимающего на оскорбление в свой адрес, возникновение состояния обиды, оскорбленности. Мы видим значительное отличие друг от друга этих двух вариантов рассмотрения понятия оскорбительности, потому что объективная сила оскорбительности выражения, слова или понятия совершенно не означает субъективную, то есть фактическую, личную, оскорбленность. Кто-то, выслушав матерное слово, сказанное в общественном месте, может кинуться с кулаками на произносившего мат, или же подать на него исковое заявление в суд с формулировкой «защиты чести и достоинства». А кого-то даже непристойности в свой адрес совершенно не заденут, и состояние обиды и оскорбленности он не испытает, разве что усмешку и презрение. «Меня никто не может оскорбить, если я сам не оскорблюсь».

Конечно же, здесь возникает очень много проблем, в частности, о силе бранного слова, о том, какое слово считать более оскорбительным, какое менее, какие непристойные выражения достаточно предать общественному порицанию, а за какие необходимо привлечь к суду, как принципиально недопустимые и т.д. И снова мы сталкиваемся, как представляется, с субъективной оценкой ситуации того, кто воспринимает непристойности, выраженные в его присутствии. Утонченного и культурного интеллигента может оскорбить употребление бранного слова типа «жопа» в разговоре, а базарного торговца может не задеть самый грубый «трехэтажный» мат, направленный в его адрес.

Это интересно:  Оскорбление организации статья 2020 год

Помимо этого, хорошо известны случаи, когда прозвища и оскорбительные клички с охотой принимались адресатами и превращались буквально в термины. Санкюлоты, фовисты, санкюлоты, импрессионисты, гезы — данные слова, когда-то были обидными обзываниями. Существует группа уголовников, которая совершенно спокойно именует себя «суками». А. Блок с гордостью писал: «Да, скифы — мы, да, азиаты — мы С раскосыми и жадными очами!»

В то же время, когда определяется степень вины ответчика, необходимо учитывать, кто именно и в чей адрес произносит слова. Непристойности, произносимые пожилой женщиной, воспринимаются обществом намного острее, чем те, которые исходят от пьяного парня. И в то же время оскорбление одним парнем другого далеко не то, что оскорбление молодым человеком пенсионера или инвалида.

Также специалисты по праву должны понимать, что оскорбления в определенном контексте может выполнять социализующую функцию и быть всего лишь выражением восхищения или дружеского расположения: «Как он, собака, хорошо танцует!», «Что-то тебя, ебаный-в-рот, давно не было видно!» Отличить их от брани просто: в этих случаях мы можем выделить наличие дружественной интонации. В противном случае адресат скорее всего будет рассматривать эти слова как обидные.

В связи с понятием «оскорбления» возникает проблема коммуникативной перверсии.

Г.В. Кусов выделяет в коммуникативной перверсии два плана выражения:

1) искажение персональной информации о лице — «социометрический критерий оценки», т.е. прямая негативная оценка качеств человека;

2) пренебрежение коммуникативной нормой — «социально-стилистический критерий оценки, т.е. создание условий умаления качеств социальной репрезентативности языковой личности».

Из вышесказанного логично вытекает определение, которое Г.В. Кусов дает понятию «оскорбление» — это «социокультурный стереотип поведения, распространенный в массовом сознании носителей лингвокультуры, о видах социально вредного поведения, которое в коммуникативном взаимодействии вызывает несогласие адресата занять непривлекательное место в социальной системе ценностей ввиду утраты им прежнего социального образа или положительной самооценки, а также представление о социально-ориентированных способах восстановления утраченной значимости лица, подвергшегося вербальной агрессии».

Концепт «оскорбление» включает в себя следующие признаки:

1) социальная направленность речевого акта; 2) табуированность используемой лексемы; 3) умышленное взламывание табу; 4) персональная адресность речевого высказывания; 5) направленность на понижение социального статуса адресата; 6) предпочтительное использование приемов скрытого воздействия; 7) публичность; 8) психологическая готовность перейти порог оскорбительности (табу); 9) ожидание правовой ответственности или морального осуждения.

Понятие «неприличная форма» также четко не определено. Лингвисты столкнулись с проблемой определения и уточнения данного термина, чтобы придать ему операциональность.

Очевидно, если определить этот термин как нарушение правил поведения, принятых обществом, или как непристойность, то возникают вопросы по толкованию входящих в это определение новых терминов.

Если мы начнем разбирать понятие непристойности, то определить его оказывается тоже непросто. Большие трудности в этом смысле возникают, в первую очередь, из-за того, что в разные времена это понятие по-разному интерпретировалось, и с течением времени оно претерпело большие изменения. И, конечно же, если рассмотреть это понятие с глобальной точки зрения, то есть в межгосударственном и международном смысле, то неизбежно мы столкнемся со специфическими национальными представлениями о том, что является пристойным, а что непристойным в данной культуре.

Иногда непристойное слово называют обсценной лексикой. Некоторые исследователи считают, что обсценное слово, выражение или высказывание можно определить как ломающее и нарушающее те нормы и правила взаимоотношений в социуме, которые приняты за образцы нормальных. Это то, что непозволительно произносить, печатать и показывать, потому что этого не должен никто слышать, видеть или читать. Сюда, по их мнению, например, можно отнести любого вида порнографическую продукцию или аудио и видеоматериалы, содержащие насильственные действия над людьми или любыми живыми организмами, наводящие страх, ужас и подобного рода неприятные впечатления и ощущения.

Но такое определение трудно применять практически, оно очень слабый помощник в наших условиях по той же самой причине: как можно определить то, что мы можем и должны оставить «на сцене» социального развития, а чего оставить нельзя, и чтобы это устраивало ту часть человечества, на которую будут рассчитаны такие нормы и правила. Еще одна трудность — непомерный объем работы. Кроме того, слова, выражения, действия и предметы, которые в одно время, эпоху считались непристойным, в наш век совершенно такими не считаются, а часто даже и наоборот, принимаются как позволительные и позитивные.

Таким образом, можно считать, что понятие непристойности есть смысл определять в конкретных исторических условиях, для какого-то определенного конкретного временного исторического интервала и в пределах тех национальных культур, правил, привычек и норм, где существует такая потребность. Говорить о непристойностях в словесном или печатном виде в размерах всего человечества, также как и определять понятие непристойности в размерах одной этнолексической группы на протяжении нескольких исторических эпох или больших временных периодов социальной эволюции, представляется бессмысленным.

Некоторые лингвисты, (как, например, А.У. Рид) определяют непристойность в связи с определенной формой описания телесных функций, могущей вызвать у человека, знакомящегося с этим описанием, реакции стыда, испуга. Эти реакции могут возникать в ситуациях, аналогичных описанным, когда то, что мы делаем, можно определить как «грязное», «непотребное», «порочащее» нас, как культурных и гигиеничных особей человеческого семейства. Можно привести следующий пример из арсенала вышеупомянутого филолога. Если просто говорить или описывать каким-то иным «пристойным» способом грязь, экскременты и другие телесные отправления, то нормальным считается безразличное отношение к такому описанию, или же реакция отвращения. В случае если описание «возбуждает и щекочет нервы», то мы уже имеем дело с инвективой. Очевидно, что различие здесь кроется лишь в повышенной силе эмоционального переживания «непристойной» инвективы, превосходящей реакцию в случае простого понимания слов и высказываний в буквальном смысле. Заметим, что в этом случае мы имеем попытку определить понятие «непристойное» через понятие «грязное», которое, в свою очередь, также требует определения с приложением не меньших усилий в преодолении трудностей такого определения.

Итак, «непристойность» — это такие выражения, которые в момент широкого обнародования их в любой форме: печатной, устной или какой-либо иной, — большинством воспринимающих считаются неприличными и недостойными того, чтобы быть произнесенными в культурном обществе, хотя и вполне используемыми в какой-то более конкретной узкой ситуации. В России, прежде всего, считается непристойным все, что связано с сексуальной сферой нашей жизни, искаженные названия половых органов, извращенное представление половых отношений, патологические отклонения в поведении людей на сексуальной почве и т.п. Все эти выражения непристойности в яркой форме выразились в таком понятии, как мат. В этой группе слов русского языка есть всего лишь несколько основных понятий и терминов, и очень много понятий и слов, произведенных от основных и творчески развитых и переосмысленных. Есть много таких выражений, которые внешне никак не напоминают непристойность, однако всем известны как специальная форма непристойного выражения, мата. Выражения завуалированного типа, видимо, также следует отнести к непристойностям, и их произнесение, печатание и т.д. считать неприличным для цивилизованного современного общества.

Неприличное и непристойное — это родственные понятия, но далеко не тождественные. Здесь можно сказать, что непристойное — это всегда неприличное, но наоборот будет неверно. Например, подробный и красочный рассказ бывалого ловеласа о своих сексуальных похождениях в молодости, не содержащий ни одного непристойного слова или выражения, может рассматриваться неприличным для воспринимающих, но никак не непристойным.

В.А. Стернин в своей статье «Неприличная форма высказывания в лингво-криминалистическом анализе текста» решает этот казус следующим образом. Он классифицирует лексику с точки зрения морально-этической оценки общества. И поэтому он сопрягает ненормативную лексику, то есть ту, которая не может быть использована в общественных местах и в СМИ, с понятием «неприличная форма». Он предлагает следующую таблицу нормативной и ненормативной лексики:

Надо сказать, что лингвисты относят ненормативную лексику к разговорной речи, таким образом, запрещая ее употребление в письменной речи. Исключением будет являть только художественные тексты, в которых данные слова будут выполнять, главный образом, фатическую функцию. Но в публицистическом жанре любое такое употребление не допустимо. В то же время, исследователи отмечают частое, ничем не оправданное употребление данной лексики в СМИ, особенно в публицистике. Очевидно, что риск создать прецедент «оскорбления» значительно повышается.

Это интересно:  Как доказать факт оскорбления 2020 год

Разговорная речь, в свою очередь, подразделяется на литературную и нелитературную.

Нелитературная речь включает в себя такие пласты языка, которые относятся к сниженной лексике:

Данные стили обычно выражают «отрицательную оценку и негативные эмоции».

Тем более, что унизить или умалить честь и достоинство могут и многие слова, входящие в состав литературной лексики. Гильдия лингвистов-экспертов выделила следующие типы слов, входящие в состав инвективной лексики:

— констатирующие номинации лица, обозначающие негативную с точки зрения интересов общества (или его большинства) деятельность, занятия, поступки, поведение кого-либо, например: бандит, вор, мошенник, педераст, проститутка, фашист, шпион;

— слова и словосочетания, в самом значении которых при констатирующем характере семантики содержится негативная оценка деятельности, занятий, поведения кого-либо, сопровождаемая экспрессивной окраской публицистического характера. Например: антисемит, двурушник, изменник, предатель, расист, ренегат, русофоб, юдофоб;

— нейтральные номинации лица по его профессии, роду занятий, например: бюрократ, коновал, мясник, чиновник, которые в переносных значениях приобретают резко негативную оценку, обычно сопровождаемую экспрессией неодобрения, презрения и т.п.;

— зоосемантические метафоры, содержащие, как правило, негативные оценки адресата речи и грубую экспрессию неодобрения, презрения, пренебрежения и т.п.; многие из таких метафор относятся к бранной (инвективной) лексике, оставаясь, впрочем, в рамках литературного языка. Например: быдло, кобель, кобыла, рыло, свинья, свиное рыло, сука, сукин сын и т.д.;

— слова, обозначающие действия или качества, свойства кого-либо или чего-либо. Среди таких слов есть слова констатирующей семантики (украсть, убить, мучить, издеваться,

насиловать, хулиганить, врать, воровать…) и слова оценочные, с яркой экспрессивной окраской (хапнуть, двурушничать, лицемерить, лихоимствовать, прикарманить…);

— слова и словосочетания, в самом значении которых заключена негативная (бранная) оценка кого-либо как личности, с достаточно сильной негативной же экспрессией. Например: дурак, гадина, гнусный… (все они — в рамках литературного языка);

— словосочетания, представляющиеся эвфемизмами по отношению к словам-номинациям 1-го разряда. Тем не менее в эмоционально напряженной речи эти эвфемизмы в не меньшей степени оценочны, чем соответствующие «прямые» обозначения адресата;

— окказиональные образования (часто построенные на игре слов, каламбурах), создаваемые с целью оскорбить, унизить адресата, подчеркнуть со стороны говорящего (пишущего) активное неприятие адресата, его деятельности, поступков, презрение к нему и т.п. Например, коммуняки (аффективный суффикс — як-), иудокоммунисты (словосложение), дембанда (сложносокращенное слово).

Из приведенных выше типов слов, входящих в состав инвективной лексики, очевидно, что оскорбление словом возможно и в «приличной форме». Поэтому в таких случаях необходимо учитывать контекст и ситуацию, в которой употребляются данные слова. Также имеет большое значение, какой смысл вкладывает говорящий в свое высказывание, возможна ли иная трактовка фразы.

Все это должно учитываться нами, так как правовое вмешательство возможно только тогда, когда имеет место прямой умысел при употреблении инвективного высказывания и оно адресовано конкретному лицу или группе лиц, и характеризует не отдельные поступки, а личность в целом.

Понятие оскорбление определяется в правовых документах через понятия «унижение чести и достоинства» и «неприличная форма», «непристойная форма», которые, в свою очередь, однозначно не определены ни с токи зрения правового толкования, ни с точки зрения языкознания. Поэтому, очевидно, что само исходное толкование термина «оскорбления» также пока еще не является четким и однозначным.

По-другому обстоит дело с сугубо лингвистическим понятием инвективности. Но оно не функционирует как юридический термин, а используется только непосредственно самими лингвистами. В дальнейшем мы будем рпираться на сформулированные Г.В. Кусовым признаки инвективности.

Из вышесказанного естественным образом вытекает необходимость классификации тех или иных явлений языка как инвективных. Очевидно, что невозможно напрямую связать ненормативную лексику с «оскорблением», за исключением случаев употребления нецензурных слов. Стилистические критерии в данном случае не могут помочь, так как никогда не были предназначены выполнять подобную функцию.

Работы по юрислингвистике в связи с инвективностью предлагают различные тактики по определению инвективности всего текста в целом (т.е. наличия/ отсутствия у говорящего намерения оскорбить). Потенциалу же инвективности языковой единицы (слова) должного внимания до сих пор уделено не было.

Оскорбление

Оскорбление (iniuria римского права), как частноправовой деликт, есть всякое сознательное противозаконное действие, в котором содержится проявление неуважения к другой личности. Цели нанести оскорбление для состава понятия не требуется; достаточно сознания того, что данное действие может причинить оскорбление. Оскорбление может быть обидой.

Оскорбление может состоять как в непосредственном проявлении неуважения, направленном прямо на данную личность, так и во всяком сознательном вторжении в чужую правовую сферу, личную или имущественную, какие бы непосредственные цели ни преследовал обидчик. От других правонарушений, в которых также существует вторжение в чужую правовую сферу (кража, грабеж, обман и т. д.), оскорбление отличается (помимо отсутствия корыстного намерения) тем, что обидчик не скрывает противозаконности своего действия и его последствий, открыто совершая акт оскорбления и рассчитывая на малодушие или робость того, кого касается данное действие. В бытовом языке понятие оскорбление точно определяется указанием на то, что обидчик позволяет себе» больше, чем должен, совершает поступок «дерзкий», «наглый», «нахальный» по отношению к другой личности.

Содержание

Оскорбление в римском праве [ править ]

Понятие оскорбление в этом смысле подробно разработано римскими юристами, пользовавшимися иском из оскорбления (actio in iuriarum), как средством борьбы со всякого рода противозаконными действиями в области гражданского права, которые не могут быть парализованы прямыми средствами гражданско-правовой защиты.

Препятствия, оказываемые одному лицу другим в пользовании благами, состоящими в общем обладании, правонарушения, возникающие из соседских отношений и не укладывающиеся в иски из сервитутного права, целый ряд действий, связанных с исполнением договоров, но не подходивших под существующие договорные иски и т. д., находили себе отпор в actio iuriarum aestimatoria. При этом иске истец имел право сам оценить размер причиненного ему ущерба и определить размер пени, взыскать которую в свою пользу он считал необходимым для восстановления своей чести; судья, соображаясь с обстоятельствами дела, мог уменьшить этот размер и устанавливал его окончательно. Таким способом оценки устранялась необходимость точного вычисления размера ущерба, причиненного оскорбления, вычисления, не всегда возможного при имущественных правонарушениях и совершенно неприложимого к личным оскорблениям; вместе с тем развязывались руки судье для защиты не только имущественного, но и неимущественного интереса обиженного.

Кассир в театре не выдает вам билета и дает его следующему за вами по очереди лицу; вас не допускают воспользоваться вашим билетом, препятствуя занять место; ваш сосед по квартире или жилец, живущий над вами, игрой на рояле или шумными пирушками не дает вам спать ночью — во всех этих и множестве других подобных случаях или совсем нельзя получить удовлетворения существующими средствами, или это удовлетворение крайне недостаточно (вы потеряли интересовавший вас спектакль, а кассир получил замечание начальства после долгих проволочек, стоивших вам многих хлопот, а то и совсем ничем не наказан; вам возвратили деньги за билет, по которому вас не пустили в театр; в иске к соседу вам отказали по недоказанности материальных убытков, а хозяин благоволит к жильцу; вы можете съехать с квартиры, но оскорбление, наносимое неуважением к вашим законным требованиям, осталось безнаказанным). Эластичный римский иск легко в этих случаях достигал своей цели.

Современное российское законодательство и практика [ править ]

Эта статья или раздел описывает ситуацию в России. Вы можете помочь «Традиции», добавив информацию для других стран и регионов.

Оскорбление — умышленное унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, т. е. форме, контрастирующей принятым в обществе, в котором производится деяние, нормам. Оскорбление может быть нанесено словесно, письменно, действием, публично, как в присутствии так и в отсутствие пострадавшего. При оскорблении не сообщается позорящих пострадавшего сведений, а дается отрицательная оценка его личности в грубой форме.

Юридический аспект [ править ]

В уголовном праве Российской Федерации оскорбление является одним из преступлений против чести и достоинства личности и наказывается по статье 130 УК России.

Понятие оскорбления не сводится к употреблению непристойности: оно предполагает также направленность на конкретное лицо (адресата) и умышленность. Нельзя осудить человека за оскорбление на том только основании, что он публично употребил матерные слова: необходимо для этого доказать, что они относились к истцу (были адресованы ему) и что это употребление было с умыслом унизить и оскорбить истца. В законодательстве России употребление нецензурных слов, равно как приставание к гражданам, квалифицируется как мелкое хулиганство. В отличие от клеветы, при оскорблении не имеет значения, соответствует ли действительности отрицательная оценка личности пострадавшего.

Это интересно:  Как реагировать на оскорбления мужчины к женщине 2020 год

Можно выделить 9 разрядов инвективной лексики:

  1. Слова и выражения, с самого начала обозначающие антиобщественную, социально осуждаемую деятельность: бандит, жулик, мошенник.
  2. Слова с ярко выраженной негативной окраской, составляющей основной смысл их употребления: двурушник, расист, враг народа, фашист, нерусь.
  3. Эвфемизмы для слов предыдущего раздела, сохраняющие их оценочный (резко негативный) характер: женщина легкого поведения, путана, интердевочка.
  4. Названия профессий, употребляемые в переносном значении: палач, мясник.
  5. Зоосемантические метафоры, отсылающие к названиям животных: кобель, кобыла, свинья.
  6. Глаголы с «осуждающей» семантикой или даже с прямой негативной оценкой: украсть, хапнуть.
  7. Слова, содержащие в своем значении негативную, причем весьма экспрессивную оценку чьей-либо личности: гадина.
  8. Окказиональные (специально создаваемые) каламбурные образования, направленные на унижение или оскорбление адресата: коммуняки, дерьмократы, прихватизация.
  9. Обсценная лексика (в том числе ее разновидность — мат)

Юридическая практика в России: процесс «Ароян против Киркорова» [ править ]

Известный процесс «Ароян против Киркорова» дал обширный материал для версий и трактовок некоторых выражений. С экспертным заключением Заведующего отделом экспериментальной лексикографии (Институт русского языка имени В. В. Виноградова РАН), доктора филологических наук, профессора А. Н. Баранова можно ознакомиться здесь. Следует учитывать, что это софистическое (см. Софистика, значение 2) заключение сделано на запрос из Коллегии адвокатов «Львова и Партнёры», то есть по заказу адвокатов Киркорова. Это прекрасная иллюстрация применения на практике буквы современного российского законодательства (и так обкарнанного по сравнению с римским и западным требованием неприличной формы).

Однако не приведены ход разбирательства и решение суда, так что иллюстрация создаёт впечатление незаконченности.

Методы создания оскорблений в СМИ [ править ]

  1. Сверхобобщение (термин лингвиста и семиотика Т. А. ван Дейка, изучавшего методы раздувания этнической вражды в СМИ) когда свойства отдельных лиц и событий выдаются за свойства всех членов этнической группы (например, всех русских, всех чеченцев, всех евреев) или всех этнически значимых (этнически маркированных) ситуаций.
  2. Приведение примера, то есть перенос общих свойств, приписанных группе или ее «типичным» представителям, на частный случай — человека или событие.
  3. Расширение — когда негативное отношение к какой-либо отдельной черте или признаку распространяется на все другие признаки и на их носителей.
  4. Атрибуция, когда аудитории навязывается предвзятое причинно-следственное отношение — например, с самого начала ищется «чеченский след», хотя нет никаких прямых оснований для этого.

Цели оскорблений [ править ]

Наносятся оскорбления, как правило, преследуя некоторую цель, как то:

  1. принижение статуса оскорбляемого лица и/или завышение статуса оскорбляющего;
  2. провокация оскорбляемого лица на некоторые заранее предусмотренные ответные действия, как законные (судебный иск, дуэль), так и незаконные (вплоть до смертоубийства);
  3. другое.

Речевой акт оскорбления: юридический и лингвистический аспект

Речевой акт оскорбления: юридический и лингвистический аспект

Cборник материалов конференции «Язык и право: актуальные проблемы взаимодействия», 2013 г.

Каменская Ольга Юрьевна,
магистрант
ВГСПУ (г. Волгоград, Россия)

Речевой акт оскорбления: юридический и лингвистический аспект

Одной из актуальных проблем в современной лингвистической экспертизе является коллизия юридического и лингвистического понимания термина «оскорбление». Для детального изучения такого явления, как языковая агрессия в речевой коммуникации, сопоставим эти определения с позиции языка и права.

Определения понятия «оскорбление» в лексикографических источниках дают нам представление о том, как это понятие отражается в языковом сознании современного носителя русского языка.

Согласно «Толковому словарю русского языка» С.И. Ожегова, это тяжелая обида, крайняя степень унижения. Здесь же дифференцируется оскорбление словом и оскорбление поступком. В «Толковом словаре» Д.Н. Ушаковой оскорбление определяется не только как крайняя степень унижения и обида, но и как причинение морального ущерба и боли кому-либо или чему-либо. В этой дефиниции мы можем наблюдать более четкую конкретизацию по степени ущерба и характеру адресанта. «Словарь синонимов» З.Е. Александровой и «Современный толковый словарь русского языка» С.А. Кузнецова также указывают на возможные невербальные средства выражения оскорбления: плевать в лицо, глаза, нанесение кому-либо ударов или побоев, а также образное выражение плевать в душу.

Дефиниции понятия «оскорбление» с позиции права содержатся в юридических документах. Оскорбление согласно ст. 130 УК РФ это преступление, посягающее на честь и достоинство личности. Выражается в умышленном унижении чести и достоинства личности, выраженном в неприличной форме. В этом определении мы можем наблюдать четкие факторы инвективности: классификация данного деяния, как преступления и умышленность совершенного действия. В отличие от словарных определений, здесь отсутствует тождество оскорбления с обидой и крайней степенью унижения.

В приводимой ниже таблице обобщены отличительные характеристики понятия «оскорбление» с позиции лингвистики и юриспруденции. Сопоставление основано на следующих критериях: 1) объект речевой агрессии, а именно личность подвергаемая акту оскорбления; 2) предмет оскорбления, т.е. цель самого высказывания; 3) признаки инвективности — главные факторы свидетельствующие о факте оскорбления; 4) невербальное выражение – информация полученная по неречевым каналам.

Критерии С позиции лингвистики С позиции юриспруденции
Объект адресант- личность или конкретный объект

личность
Предмет нанесение обиды

унижение чести и достоинства
Признаки инвективности причинение морального вреда, боли 1) умышленное унижение, 2) выражение данного действия в неприличной форме
Невербальное выражение выражено в антиобщественном поведении отсутствует

На основе сопоставления можно сделать вывод, что юридический термин «оскорбление» более информативен, имеет четко выраженную логическую вербальную дефиницию и не содержит описания невербальных проявлений данного действия.

Понятие «оскорбление» далее конкретизируется в ряде юридических документов. Так в Уголовно – исполнительном кодексе (ст. 116) говорится об оскорблении осужденными представителям администрации исправительного учреждения; в Кодексе об административных правонарушениях (ст.5.26) об оскорблении религиозных чувств граждан; в Семейном кодексе – об оскорблении детей родителями.

На основе юридических документов можно классифицировать виды оскорбления по количественному критерию объекта:

  • персонализированное (нанесение оскорбления одному конкретному человеку);
  • полиперсонализированное (нанесение оскорбления двум и более лицам);
  • публичное (нанесение оскорбления нации, политическому или религиозному объединению).

В словарных же определениях данного термина мы наблюдаем детальную персонализацию объекта оскорбления, невербальное выражение в виде делинквентного поведения (плевок в лицо, глаза, побои), а также использование эмоционально маркированных слов и образных выражений (тяжелая обида, плевать в душу).

Словарные определения позволяют рассматривать инвективность в речевом акте оскорбления по ряду критериев :

1. По латентному признаку:

— скрытое — высказывание, косвенно оскорбляющее личность, например, «Твое ослиное упрямство», «Твои уродские ботинки» .;

— явное, т.е. прямое оскорбление, например, « Ты – идиот»

2. По степени эмоциональной заряженности речевого высказывания:

— слабоокрашенное – выражение, в котором присутствует спорный характер инвективности в речевом акте оскорбления. Может дифференцироваться в зависимости от контекста, уместности, допустимости конкретного высказывания;

— сильноокрашенное – выражение, в котором присутствует бесспорный факт оскорбления. Например, политическое оскорбление, оскорбление религиозных чувств верующих, оскорбление судьи.

в) По наличию невербального компонента:

— сопровождаемое жестикуляцией (неприличные жесты подкрепляющие или сопровождающие речевой акт оскорбления);

— замена оскорбительного слова жестом (плевок, толчок, пощечина).

На основе всего сказанного выше можно сделать вывод о том, что качественная юридическая экспертиза требует поиска соответствия между юридическим и лингвистическим пониманием термина «оскорбление», для чего следует провести детальную параметризацию наблюдаемых различий, что и составляет перспективу нашего исследования.

Список литературы

  1. Кодекс об административных правонарушениях РФ от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ;
  2. Семейный кодекс РФ от 15 ноября 1997 г. № 140-ФЗ;
  3. Словарь синонимов З.Е. Александрова. М.: Русский язык, 2001, 568с;
  4. Современный толковый словарь русского языка С.А.Кузнецов – СПб.: «Норинт»,2007, 1536с.
  5. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. М., 2000;
  6. Толковый словарь русского языка С.И. Ожегов и И.Ю. Шведова М.: Русский язык, 1990, 1992 с.
  7. Уголовный кодекс Рф от 13 июня1996 г. № 63-ФЗ;
  8. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, traditio.wiki, www.ling-expert.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector