Срок исковой давности по интеллектуальным спорам 2020 год

Автор: Анастасия Волкова

Анастасия Волкова, журналист-юрист

E — mail : botrimovich @ gmail . com

Всем известно, что авторские права относятся к личным неимущественным правам. Что касается сроков исковой давность, тут есть свои особенности. Правовой основой данного вопроса является ст. 208 ГК РФ, которая устанавливает, что исковая давность не распространяется на личные неимущественные права. Но на данный момент отсутствует законодательный акт, который устанавливает срок исковой давности при возникновении споров об установлении авторства. Получается, что можно в любой момент обратиться в суд и оспорить действительность патента в части неправильного указания автора произведения. В таком случае необходимо разобраться, из чего исходит суд в принятии решения и на основании каких норм суд принимает решение в вопросах исковой давности в данной категории вопросов.

Возникновение авторского права связано с созданием творческого произведения. Авторское право возникает с момента заявлением автора о результате своей творческой деятельности. Международная Женевская конвенция 1952 года гласит, что при создании творческого продукта автор ставит на рукописи или ином носителе знак копирайта, в результате чего таким образом подтверждает своё авторство. Как таковой процедуры регистрации нет, но практика показывает обратное. Автор должен иметь перечень доказательств для подтверждения своего авторства в суде. В результате получается, что автор должен иметь документы, которые при необходимости могут подтвердить его права как создателя того или иного творческого продукта.

Что касается требований имущественного характера (получение денежного вознаграждения по договору автора и пользователя), то в таком случае применяется общий срок исковой давности согласно ст. 196 ГК РФ.

Существует ещё в авторском праве право доступа к произведению изобразительного искусства, которые относят к неимущественным правам. Из этого следует, что к данному предмету спора не применяется исковая давность.

Служебные объекты авторского права: кто автор?

Авторские права защищаются на протяжении 50 лет после смерти его автора. Данный срок был введён после присоединения РФ к международной конвенции по авторскому праву. Это значит, что до присоединения к конвенции объекты авторского права не защищены.

Одним из объектов авторского права являются служебные, которые создаются автором в процессе выполнения своих должностных обязанностей согласно заключённому трудовому договору. В этом случае все неимущественные права принадлежат работодателю.

Если же дело дошло до суда, обязанность доказывания авторства принадлежит истцу. Если спор касается авторства фотографии, то тут достаточно просто: достаточно предъявить оригинал фото. Если ответчик доказывает имущественную связь с истцом, то истец оспаривает факт трудовых отношений, т. к. на самом деле они вообще отсутствуют. За незаконное пользование фотографиями и иными объектами авторского права истец может требовать денежную компенсацию от 10 тыс. рублей.

Практика рассмотрения данных споров об авторском праве показывает, что суд для установления суммы компенсации учитывает доходы ответчика, а также социальный статус истца. Если истец имеет достаточно известное имя, он может рассчитывать на более высокий размер компенсации, чем начинающий любитель.

В данном случае на практике часто возникает вопрос, касающийся гражданско-правовой ответственности. Что же на самом деле возмещается истцу: упущенная выгода или всё-таки реальный ущерб? На практике упущенная выгода возмещается в том случае, когда контрафакт был уже реализован заинтересованными в этом людьми. И именно то, что они получили от реализации, и будет считаться упущенной выгодой.

Моральный вред рассчитать сложно. Поэтому он будет рассчитываться от предоставления информации суду, а также от воли судьи.

При рассмотрении споров, касающихся сроков исковой давности, суд исходит из ст. 208 ГК РФ, согласно которой при защите личных неимущественных прав исковая давность не применяется. Что касается исключительных прав, то в этом случае суд применяет общий срок исковой давности (ст. 196 ГК РФ).

При рассмотрении дел о взыскании денежного вознаграждения за служебные результаты творческой деятельности суд исходит из общих сроков исковой давности. Срок начинает считаться с момента выполнения обязательства по трудовому договору.

Суд в данных случаях исходит из гражданско-правовой принадлежности права на выплату авторского вознаграждения. При выполнении работником своих трудовых функций получается творческое изобретение или произведение, которые присваиваются работодателю. В этом случае между сторонами трудового договора трудовые отношения носят гражданско-правовой характер.

Имущественные права работника на служебное произведение и, соответственно, обязанность работодателя по оплате результата работы различны с трудовыми правоотношениями. Различие заключается в том, что работодатель обязан выплатить вознаграждение за полученный творческий результат в любом случае, неважно, уволился автор или умер. В трудовых правоотношениях отсутствует правопреемство в вопросах выплаты вознаграждения, чего не скажешь о данных гражданско-правовых отношениях, связанных с авторскими правами.

При рассмотрении дел о применении сроков исковой давности суды руководствуются разъяснением Постановления Пленума ВС РФ от 19 июня 2006 г. № 15, а также совместного Постановления Пленума ВС РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29.

На основании анализа судебной практики вопросов, связанных с разрешением споров об исковой давности, можно сделать вывод о том, что судами в большей части правильно применяются нормы материального и процессуального права. При рассмотрении дела были случаи нарушения судом отдельных норм процессуального законодательства, вследствие чего определения были отменены.

На практике при установлении факта нарушения права использования объекта авторского права ответчиком, а также при пропуске срока исковой давности для взыскания компенсации за данное правонарушение, суд, согласно ст. 199 ГК РФ, отказывает в удовлетворении иска истцу во взыскании компенсации.

Это интересно:  Срок давности обращения в трудовую инспекцию 2020 год

В зале суда ответчик аргументировал свои требования тем, что срок исковой давности для удовлетворения требований истца истёк и применение исковой давности невозможно.

Согласно п. 17 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2006 № 15, при исковых требованиях имущественного характера суды применяют общий срок исковой давности, который, согласно ст. 196 ГК РФ, составляет три года.

По предоставленным материалам судом было установлено, что компания А. приобрела в октябре 2013 года контрафактный компакт-диск «Трофим» у компании С. Компания А., в свою очередь, не оспаривала данное событие. Доказательств, которые подтверждают факт обращения истцом в суд, нет, вследствие чего суд принял решение, что срок исковой давности для взыскания компенсации за нарушения права на распространения контрафактных дисков был пропущен.

Истец в свою очередь опровергал предположения суда, т. к. компания А. узнала о нарушении права после вынесения решения Арбитражным судом от 15 мая 2014 года. В решении суд указал, что срок исковой давности исчисляется с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав, а не тогда, когда лицо узнало, кто именно нарушил права, в результате чего отсутствуют основания, по которым можно изменить начало исчисления срока исковой давности. Исключений применения срока давности в таком случае норма ГК РФ не содержит.

Раннее иск компанией А. по факту распространения контрафактных компакт-дисков «Трофим» компанией С. не предъявлялся. Компания А. обращалась в Арбитражный суд только по факту распространения подобной продукции дисков «Виктор Королев», а из этого следует, что предъявление иска в Арбитражный суд не является основанием прерывания срока исковой давности для защиты оспариваемого нарушенного права.

Что касается дискуссий касательно того, к какому виду относится право на авторское вознаграждение, п. 39.2 и 51 совместного Постановления Пленума ВС РФ считает, что данное право относится к трудовым правоотношениям в силу того, что выплачивает вознаграждение работодатель, а к другому лицу такая обязанность может перейти только при универсальном правопреемстве.

Так, гр-н К. предъявил иск к совхозу о выплате вознаграждения за использование совхозом его изобретения. Истец заявил, что является автором изобретения, которым и на данный момент пользуется ответчик, но за него так и не заплатил. В суде первой инстанции в иске было отказано. Суд при вынесении решения указал следующее. Согласно п. 10 Инструкции о порядке выплат вознаграждений за открытия и изобретения и рационализаторские предложения, срок исковой давности в этой категории дел составляет три года с момента, когда автор был уведомлен об использовании его изобретения. Уважительных причин, которые могут быть основанием восстановления срока, нет.

Суд удовлетворил требования истца, но отказал в применении срока исковой давности в силу того, что в течение этого срока ответчик признал долг в отношении гр-на К.

Такими действиями, которые могут отменить применение исковой давности, является частичная выплата авторского вознаграждения согласно прикреплённым к делу приказам. Суд также принял во внимание, что остальным соавторам вознаграждение было выплачено в полном объёме. Делая расчёт спорного вознаграждения, суд рассматривал данные о выплатах другим авторам и соглашение о распределении вознаграждения всем соавторам.

Исходя из судебной практики рассмотрения дел об авторском вознаграждении, большинство судей исходят из того, что авторское вознаграждение относится не к гражданско-правовым, а к трудовым отношениям. Судьи за основу берут тот факт, что плательщиком в этом случае выступает работодатель, а другие лица могут получить данную обязанность только в порядке правопреемства. Данные правоотношения, связанные с выплатой вознаграждения, суд квалифицировал как трудовые.

Так, суд отказал в оспаривании приказа о выплате авторского вознаграждения и компенсации морального вреда в силу того, что приказ нарушил права истца как автора творческого результата. В апелляционной инстанции решение было оставлено без изменений, т. к. истец пропустил общий срок исковой давности и срок, в течение которого можно обратиться в суд для разрешения индивидуального трудового спора. В данном случае суд поступил правомерно, потому что иск был подан 13.04.2014, а положение, на основе которого был принят приказ, — 31.10.2000.

Коллегия судей обратила внимание ещё на тот факт, что данное положение было принято, когда истец ещё не являлся сотрудником, а значит, положения коллективного договора на отношения с ответчиком не распространялись. Это свидетельствует о том, что выплата авторского вознаграждения возможна только по договорённости сторон.

В результате вышесказанного можно сделать вывод, что существует множество нюансов, связанных с вопросами исковой давности. В большинстве случае суды правильно применяют нормы материального и процессуального права, принимая законные и справедливые решения.

Новости

Исчисление срока исковой давности при взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на программу для ЭВМ

Согласно указанному Постановлению, СИП оставил принятые ранее судебные акты без изменения, кассационную жалобу общества — без удовлетворения. При этом СИП исходил из наличия основания для отказа в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском обществом срока исковой давности на обращение с настоящим иском в арбитражный суд.

Истец обратился в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на программу для ЭВМ.

Это интересно:  Сроки исковой давности в казахстане 2020 год

Суд по интеллектуальным правам согласился с ранее принятыми судебными актами, сославшись на то, что в данном случае срок исковой давности должен исчисляться не с даты вступления в силу обвинительного приговора суда общей юрисдикции, а с момента ознакомления представителя истца с материалами уголовного дела.

СИП исходил из того, что истец, знакомясь с материалами уголовного дела, узнал о нарушении его исключительного права на программу для ЭВМ.

Суд по интеллектуальным правам указал на то, что в рамках уголовного судопроизводства устанавливается состав уголовно-наказуемого деяния, а не гражданского-правового нарушения.

Кроме того, СИП признал то, что обвинительный приговор может фигурировать в качестве одного из доказательств виновности ответчика в гражданском правонарушении.

Проблема исковой давности по виндикации на примере споров в системе РАН

Верховный суд разбирался, с какого момента нужно исчислять срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации спорного имущества: когда стало ясно, кто его незаконный владелец, или когда собственник узнал об обстоятельствах выбытия спорного имущества, но при этом четкого отказа на доступ к нему так и не получил.

5 мая 2006 года ЗАО «Конструкторское бюро навигационных систем» («Навис»), специализирующееся на создании новых технологий, купило у ЗАО «Скан-груп» систему электрического контроля SPEA 4040. А спустя три месяца, 2 августа 2006-го, «Навис», один из его учредителей – Автономная некоммерческая организация «Конструкторское бюро «Корунд-М», а также учредитель последнего – Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук (НИИСИ РАН) – приняли решение о вводе этой системы в эксплуатацию. Стороны договорились использовать оборудование совместно, а местом расположения выбрали помещение в Москве на пл. Академика Курчатова, принадлежащее ФГБУ «Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт».

В 2008 году собственник системы «Навис» прекратил участвовать в использовании оборудования, однако система продолжала находиться на территории Курчатовского института. Письмом от 16 января 2009 года «Навис» попросил НИИСИ РАН допустить его к оборудованию для его демонтажа и вывоза, однако сначала его попросили предоставить правоустанавливающие документы на систему, а когда это было исполнено – ответа на повторный запрос уже не последовало.

В 2012 году «Навис» еще несколько раз просил вернуть ему оборудование, но безуспешно: все его обращения остались без удовлетворения. А в конце 2012-го компании стало известно, что спорное оборудование находится на ремонте у ЗАО «Предприятие ОСТЕК», поступившее последнему вообще от новой компании – ОАО «КБ «Корунд-М».

Однако судья АСГМ Анжела Белова в требованиях собственнику отказала. По ее мнению, компания пропустила трехлетний срок исковой давности, установленный в ст. 196 ГК РФ. «Истец не мог не знать об обстоятельствах выбытия спорного имущества из его владения не позднее, чем 16 января 2009 года – с момента уведомления об обеспечении допуска своих сотрудников к системе электрического контроля с намерением ее демонтажа и последующего вывоза, то есть за пределами трехлетнего срока до даты предъявления иска (29 июля 2013 года)», – рассудила судья.

Апелляционная коллегия 9-го ААС (Маргарита Верстова, Наталья Лаврецкая и Наталья Левченко) это решение отменила. На ее взгляд, срок исковой давности на обращение с требованием о виндикации системы истцом соблюден: он должен отсчитываться с момента отказа в предоставлении доступа к оборудованию. Однако такого отказа вообще не было, сочли судьи: [в 2009 году] в ответ на письмо «Навис» «НИИСИ РАН, наоборот, указал на возможность демонтажа оборудования при условии предоставления правоустанавливающих документов», говорится в постановлении апелляции.

Впрочем, кассационная коллегия АС Московского округа (Виктория Петрова, Елена Зверева и Владимир Кобылянский) это постановление отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Тогда «Навис» обратился с жалобой в Верховный суд. Там компания указывала, что спорное письмо от 19 января 2009 года направлялось ей для доступа на территорию Курчатовского института и не может свидетельствовать о том, что тогда она знала о нарушении своих прав. Отказа же в демонтаже и вывозе оборудования ей вообще не поступало. Кроме того, ссылался в жалобе «Навис» и на то, что до августа 2010 года вообще не знал, кто является «незаконным владельцем» его имущества: именно эта дата согласно выписке из ЕГРЮЛ является датой создания ОАО «КБ «Корунд-М».

Судье ВС Наталье Павловой эти доводы показались заслуживающими внимания, и она передала дело на рассмотрение экономической коллегии. Заседание там состоялось в этот вторник, 1 сентября.

В первую очередь представитель «Навис» Артем Василевич сослался на то, что суды первой и кассационной инстанции необоснованно не учли положение ст. 200 ГК РФ. Согласно этой норме для применения срока исковой давности суду необходимо установить не только дату, когда лицо узнало о нарушении своего права, но и дату, когда установлено лицо, у которого фактически находится в незаконном владении имущество. «По сути, до конца 2012 года мы не знали где находится наше имущество, – рассказывал юрист. – Мы узнали только в ноябре 2012-го, когда ОАО «КБ «Корунд» передало оборудование на ремонт. Мы сразу написали письмо и, только получив ответ, узнали, кто является незаконным владельцем». Эти обстоятельства препятствовали «Навис» обратиться в суд, настаивал Василевич и попросил экономколлегию оставить в силе постановление апелляции.

– Что вы считаете фактом того, что имущество выбыло из вашего законного владения? С каком момента нужно исчислять срок давности? – поинтересовалась у юриста «Навис» председательствующий судья Павлова.

Это интересно:  Общий срок исковой давности во франции составляет 2020 год

– С ноября 2012 года – когда узнали, кто является незаконным владельцем.

Затем слово взял представитель «Корунд» Александр Задорожный и первым делом решил поделиться с коллегией предысторией спора. «Что связывает компании «Корунд» и «Навис»? Это не посторонние компании. Сама компания «Навис» была учреждена АНО «КБ «Корунд-М», а учредителем последнего в свою очередь является НИИСИ РАН, – рассказывал он. – В 2006 году было составлено решение о совместном использования спорной установки. При этом там есть такая фраза – «в интересах «КБ Корунд-М».

Дальше, по словам Задорожного, события развивались так: в рамках договоренности о совместной эксплуатации «Навис» «формально» приобрел оборудование, а в 2008 году без согласия других участников вышел из соглашения. Причиной же этого, указывал юрист, были корпоративные споры из-за того, что «Корунд» потерял контроль над «Навис». «В 2008 году, в период бурных корпоративных споров, «Навис» и вышел из соглашения о совместном использовании, – пояснял Задорожный. – Теперь удобно говорить, что кто-то что-то не понимал».

А уже в конце своего выступления Задорожный коснулся вопроса исковой давности. По его мнению, суд первой и кассационной инстанции сделали все правильно, исчислив его с 16 января 2009 года. «Истец обо всем знал. И эта дата – крайний срок. Гражданское право не предполагает, что истец может сохранить право, которое было в пренебрежении с его стороны. Да, ОАО «КБ Корунд» было создано позже, но в рамках этого же соглашения о совместном использовании. [В 2009 году] Из обстановки было понятно, что ему [«Навис»] отказывают», – подытожил он.

– Мы исходили из принципа добросовестности… – парировал представитель «Навис».

– Добросовестность не основание в этом случае, – наставил на своем юрист «Корунд». – Иск заявлялся нескольким ответчикам, и задача выяснить где у кого находится оборудование тогда не ставилась.

После этого «тройка» (Павлова, Владимир Попов и Марина Пронина) удалились в совещательную комнату, а спустя час решила все акты нижестоящих инстанций отменить, а дело направить на новое рассмотрение в АСГМ.

Восстановление срока исковой давности при спорах о взыскании вознаграждения

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ИВАНОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

Срок исковой давности, пропущенный по уважительной причине, подлежит восстановлению

Г. предъявил иск к Петровскому откормочному совхозу о взыскании авторского вознаграждения за использование совхозом его изобретения.

Истец указал, что является автором изобретения (что подтверждено авторским свидетельством) .которое ответчик использовал, но не выплатил за него вознаграждение.

Решением Гаврилово-Посадского районного народного суда Ивановской области Г. в иске было отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Ивановского областного суда оставила решение народного суда без изменения.

Президиум Ивановского областного суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и о направлении дела на новое рассмотрение, указав следующее.

Отказывая в иске, народный суд сослался на то, что Г. пропустил установленный п. 10 Инструкции о порядке выплаты вознаграждения за открытия, изобретения и рационализаторские предложения, утвержденной Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам изобретений и открытие 15 января 1974 г., трехгодичный срок давности со дня извещения автора о начале использования его изобретения или рационализаторского предложения. Суд указал, что истец знал об использовании ответчиком изобретения со дня его использования в 1974 году, и с этого времени началось течение срока исковой давности.

Уважительных причин, могущих служить основанием для восстановления данного срока, по мнению суда, не имелось.

Однако, как видно из материалов дела, в 1974 году предложение Г. было использовано совхозом как рационализаторское предложение, и истец получил соответствующее вознаграждение. В качестве изобретения оно было зарегистрировано 13 августа 1976 г. В связи с регистрацией его предложения в качестве изобретения истец предъявил иск о взыскании в его пользу вознаграждения за изобретение (с зачетом сумм, полученных им за рационализаторское предложение). Такое требование соответствует п. 32 вышеупомянутой инструкции. В этом случае течение исковой давности (поскольку истец знал об использовании ответчиком его изобретения) должно начинаться со дня, когда истец был извещен о регистрации его предложения в качестве изобретения (ст. 83 ГК) .

Нельзя согласиться с народным судом, что отсутствуют основания для восстановления истцу срока исковой давности по данному делу.

Предложение Г. было зарегистрировано в качестве изобретения в 1976 году. В деле имеется письмо Ивановского областного совета Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов от 9 августа 1977 г., из которого видно, что истец уже в то время, т. е. до истечения срока давности, добивался получения вознаграждения за свое изобретение, защищенное авторским свидетельством. В указанном письме содержалась просьба к ответчику об ускорении выплаты авторского вознаграждения за упомянутое изобретение. В деле имеются другие документы, подтверждающие, что истец обращался в различные вышестоящие организации с просьбой заставить совхоз выплатить вознаграждение. Как пояснил истец, в суд он не обращался, поскольку его уверяли, что вознаграждение за изобретение будет выплачено ему.

Приведенные обстоятельства давали суду право восстановить, истцу срок исковой давности по данному делу и разрешить спор о праве последнего на получение вознаграждения за изобретение в зависимости от представленных доказательств по существу.

Статья написана по материалам сайтов: uslugijurista.ru, pravo.ru, www.copyright.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector