Срок исковой давности по медицинским услугам 2020 год

При получении платных медицинских услуг, проводимых по всем правилам, пациент должен быть защищен всеми теми гарантиями, которые предоставляет потребителю Закон РФ «О защите прав потребителей».

• На безопасность услуг (ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей», далее — ЗоЗПП);
• На информацию об исполнителе и об услугах (ст.ст. 8-10 ЗоЗПП),
• На соблюдение исполнителем сроков оказания услуги (ст. 27 ЗоЗПП);
• На соблюдение исполнителем качества оказываемых услуг и отсутствие недостатков оказанных услуг (ст. 29 по смыслу ст. 4 ЗоЗПП);
• На информацию об обстоятельствах, которые могут по влиять на качество оказываемой услуги (ст. 36 ЗоЗПП);
• Право не обладать специальными познаниями о свойствах и характеристиках услуг (п.
2 ст. 12 ЗоЗПП);
На выбор и использование применимых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору: безвозмездного устранения недостатков, соответствующего уменьшения цены оказанной услуги, возмещения понесенных расходов по устранению недостатков своими силами или третьими лицами, расторжения договора и полного возмещения убытков.
В случаях, когда никакого вреда не причинено, но услуга или не оказана вообще или оказана плохо, или оказанная услуга не соответствует условиям договора, то в соответствии со ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителей» заказчик медицинской услуги вправе потребовать по своему усмотрению:
• безвозмездного устранения недостатков услуги (например, потребовать долечивания, дополнительного курса про цедур);
• возмещения понесенных расходов на исправление недостатков (например, на долечивание и т.д.
в другом медицинском учреждении или у частного врача);
• соответственного уменьшения цены услуги;
• повторного оказания услуги.
При этом, если допущенные недостатки являются существенными, потребитель вправе вообще расторгнуть договор и потребовать возмещения убытков.
Согласно статье 31 Закона РФ «О защите прав потребителей» требования потребителя об уменьшении цены за оказанную услугу, о возмещении расходов по устранению недостатков, о возмещении убытков, причиненных расторжением договора на оказание услуги должны быть удовлетворены в течение 10 дней со дня предъявления соответствующего требования.
За нарушение установленных сроков удовлетворения всех вышеизложенных требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю неустойку в размере и в порядке, установленными ст.
28 Закона РФ «О защите прав потребителей».
При нарушении сроков удовлетворения требования о повторном оказании услуги потребитель вправе назначить исполнителю новый срок для повторного исполнения услуги согласно пункту 3 ст. 31 Закона РФ «О защите прав потребителей».
Статьей 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» условия договора, ограничивающие и нарушающие права пациентов по сравнению с нормами, установленными правовыми актами РФ, признаются недействительными. В соответствии с законодательством Российской Федерации медицинские учреждения несут ответственность перед потребителем за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора. В соответствии со ст. 15, 29 Закона РФ «О защите прав потребителей», указанными выше правилами, ст. 66, 68 Закона РФ «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» некачественное выполнение услуги является основанием для предъявления пациентом к медицинскому учреждению требований о возмещении вреда здоровью, компенсации за причинение морального вреда.
В соответствии с п. 3 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» потребители по искам, связанным с нарушением их прав, освобождаются от уплаты государственной пошлины. Не облагаются государственной пошлиной и иски о возмещении вреда здоровью (жизни). В соответствии с п. 2 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей» иски предъявляются в суд по месту жительства истца (то есть, потребителя), или по месту нахождения ответчика, или по месту причинения вреда. Право выбора места подачи иска принадлежит потребителю (потерпевшему).

Сроки исковой давности. Исковая давность — это срок, в течение которого гражданин вправе защитить свои права в суде. В соответствии со ст. 208 ГК РФ на требования по возмещению вреда, причиненного здоровью, исковая давность не распространяется. Однако ущерб, причиненный гражданину, может быть взыскан не более чем за трехлетний срок с момента предъявления иска.

Информация, которую обязаны предоставить лечебно-профилактические учреждения оказывающие платные медицинские услуги.

Лечебно-профилактические учреждения обязаны обеспечить граждан бесплатной, доступной и достоверной информацией. На информационном стенде в лечебно-профилактическом учреждении (или в кабинете платных медицинских услуг) должна быть представлена следующая информация:
• о видах медицинских услуг, оказываемых бесплатно в рамках Республиканской программы государственных гарантий обеспечения граждан РФ бесплатной медицинской помощью;
• о видах медицинских услуг, не вошедших в программу Государственных гарантий и оказываемых данным ЛПУ за счет личных средств граждан или других источников финансирования;
• копии лицензии с приложениями на соответствующие виды медицинской деятельности;
• специальное разрешение на предоставление платных медицинских услуг соответствующего органа управления здравоохранением;
• прейскурант (калькуляция) на представляемые платные медицинские услуги, утвержденный в установленном порядке;
• приказ о назначении ответственного лица за работу подразделений (кабинетов) платных медицинских услуг;
• сертификаты специалистов у медицинского персонала, оказывающего платные медицинские услуги, их квалификация;
• график работы специалистов и отделений (кабинетов) платных медицинских услуг;
• перечень льгот для отдельных категорий граждан.

Защита прав пациентов при оказании платных медицинских услуг.

Срок исковой давности по медицинским услугам

Судья Гинтер А.А. дело № 33-64/2016

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

15 июня 2016 года г. Красноярск

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Макурина В.М.,

судей Гришиной В.Г., Тихоновой Т.В.

с участием прокурора Смирновой Я.Е.

при секретаре Полынкиной Е.А.

гражданское дело по иску А . к Обществу с ограниченной ответственностью «Сан-Маркет» о защите прав потребителя

по апелляционной жалобе А.

на решение Ленинского районного суда г. Красноярска от 07 сентября 2015 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований А . к Обществу с ограниченной ответственностью «Сан-Маркет» о защите прав потребителя отказать.

Заслушав докладчика, судебная коллегия

А. обратилась в суд с иском к ООО «Сан-Маркет» о защите прав потребителя.

Требования мотивированы тем, что 29 августа 2007 года А. обратилась в клинику эстетической стоматологии «San-Dent» (ООО «Сан-Маркет») за оказанием платной медицинской услуги в области ортопедии: лечения и протезирования нижнего и верхнего ряда зубов, которую выполнял работник организации К . В результате неквалифицированных действий работников ответчика при проведении протезирования и установки съемного протеза в период с 2007 года по июль 2014 года у нее неоднократно возникали жалобы на несостоятельность съемного протеза, кратковременную боль от холодного в зубах, подвижность 13 зуба, образовавшейся трещины между 13 и 14 зубом, на отслойку коронки, образование свища, подвижность зубов, расшатывание, неприятный запах изо рта.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе А. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, которым исковые требования удовлетворить в полном объеме. Полагает, что судом не исследованы обстоятельства, имеющие значение для дела. При проведении назначенной судом экспертизы все обстоятельства не установлены, в назначении повторной экспертизы истице было отказано. Между тем, для установления всех обстоятельств по делу необходимо установить качество всей медицинской услуги, а не отдельной работы.

Проверив материалы дела, законность и обоснованность решения суда в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, согласно ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, обсудив вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся лиц, извещенных о времени и месте рассмотрения дела, выслушав А. и ее представителя Р., поддержавших доводы апелляционной жалобы в полном объеме, представителей ООО «Сан-Маркет» — С., Р2., согласившихся с решением суда первой инстанции, прокурора С2., полагавшую решение суда подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании расходов на протезирование в ООО «Сан-Маркет» и удовлетворении данных исковых требований, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 41 Конституции РФ, каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Согласно статье 98 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинские организации несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Пункт 1 статьи 1064 ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу части 1 статьи 1095 ГК РФ вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом оказавшим услугу, независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

В соответствии с пунктом 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, применяется законодательство о защите прав потребителей.

На основании пунктов 1, 2 статьи 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» исполнитель обязан оказать услугу, качество которой соответствует договору.

В соответствии со статьей 29 указанного Закона потребитель при обнаружении недостатков оказанной услуги вправе потребовать возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков оказанной услуги своими силами или третьими лицами.

Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора (абзац 7 пункта 1 статьи 29 названного Закона).

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя (абзац 8 пункта 1 статьи 29 Закона о защите прав потребителей).

В соответствии с частью 2 статьи 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело для восстановления нарушенного права.

Как видно из материалов дела, 29 августа 2007 года А. заключила с ООО «Сан-Маркет» договор на оказание платных медицинских услуг.

Исходя из условий договора ООО «Сан-Маркет» оказывает платные стоматологические услуги. Качество оказанной услуги определяется соблюдением технологий лечения. Оказанная ООО «Сан-Маркет» услуга считается исполненной с надлежащим качеством, если пациент не заявил претензий.

Судом первой инстанции установлено, следует из материалов дела и никем не оспаривается, ООО «Сан-Маркет» приняло на себя обязательство оказать медицинские услуги в области ортопедии лечения и протезирования нижнего и верхнего ряда зубов, которые выполнялись стоматологом-терапевтом М и стоматологом-ортопедом К

Из имеющихся в материалах дела медицинских документов усматривается, что стоматологом-терапевтом была проведена санация полости рта и подготовка (пролечивание) зубов, которые впоследствии стали опорными в ортопедической конструкции, а именно 03 сентября 2007 года, 08 сентября 2007 года, 10 сентября 2007 года проводилось лечение № зубов; 19 сентября – № зуба.

Стоматологом-ортопедом после подготовки к ортопедическому лечению, составлен план ортопедического лечения: бюгельные протезы на верхней и нижней челюсти с замковым креплением на № зубах. Для чего 12, 15 и 18 сентября 2007 года проведена подготовка к протезированию — каналы № зубов подготовлены под культевые вкладки, которые припасованы и зафиксированы в указанные зубы на цемент; препарированы № зубы под металлокерамические коронки. 31 сентября 2007 года были наложены протезы.

Это интересно:  Срок давности по повороту исполнения решения суда 2020 год

22 ноября 2007 года проводилось лечение № зуба по поводу глубокого кариеса.

11 января 2010 года А. предъявила жалобы на подвижность 13 зуба и трещину в протезе между 13 и 12 зубами. Врачом сняты металлокерамические коронки с 13, № зубов, допрепарированы указанные зубы.

29 января 2010 года были фиксированы новые металлокерамические коронки и наложен новый бюгельный протез.

26 сентября 2011 года А. предъявила жалобы на отлом коронки 11 зуба. 28 сентября 2011 года канал 11 зуба запломбирован гуттаперчевым штифтом с рентген-контролем.

20 октября 2011 года А. обратилась с жалобами на расцементировку 31 мостовидного протеза. При осмотре установлено, что культи 13-го зуба сломаны, каркас протеза 11 сломан. Подготовлены каналы 13-го и 11-го зубов под стекловолоконные штифты, созданы культи 11-го и 13-го зубов и зафиксирован мостовидный протез.

Также в судебном заседании установлено, что А. обращалась к ответчику с жалобами на недостатки оказанной услуги до 2014 года, что не оспаривалось в суде апелляционной инстанции врачом стоматологом-ортопедом К., допрошенного в качестве свидетеля, по мнению которого обращения носили неформальный характер.

Отказывая А. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы № от 03 сентября 2007 года, проведенной в ГУЗ Красноярское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой лечение А. проведено качественно, а причинно-следственной связи между нуждаемостью А. в восстановительном лечении в клинике ООО «Вока» не установлено, следовательно, оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Однако, с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, судебная коллегия согласиться не может.

Гражданский процесс является для сторон состязательным. При назначении судом первой инстанции экспертизы по делу, на разрешение экспертов не были поставлены вопросы, предложенные истицей, что привело к неисследовательности обстоятельств, на которые она ссылалась при обращении в суд, что лишило ее возможности представить доказательства в обоснование своих требований.

Из заключения проведенной судебно-медицинской экспертизы № 237 от 03 сентября 2007 года не представляется возможным определить наличие либо отсутствие недостатков оказанной истице услуги по зубопротезированию и возникновению причинно-следственной связи между некачественно оказанной услугой и неблагоприятными последствиями, наступившими для А.

Судебная коллегия, исследовав материалы гражданского дела, медицинские карты и документы А. пришла к выводу о необходимости назначения по делу повторной и дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

Согласно заключению комплексной судебно-медицинская экспертизы от 11 апреля 2016 года № 200, проведенной Санкт-Петербургским ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы», на представленном бюгельном протезе имеются следы множественных починок, оценить его качество как технического изделия не представляется возможным. Можно лишь сказать, что на этом протезе 17 искусственный зуб установлен на бугре верхней челюсти, чего не должно быть по правилам постановки зубов в съемных протезах.

Из представленной мед.документации следует, что у А. при обращении в Клинику эстетической стоматологии «ООО «Сан-Маркет» в сентябре 2007 года имело место: частичное отсутствие зубов верхней и нижней челюсти ( № зубов), несъемный мостовидный протез разрушение коронки № зуба, хронический фиброзный пульпит № ; глубокий кариес № зуба; в ноябре 2007 г. – глубокий кариес № зубов.

Тактика лечения А. в ООО «Сан-Маркет» в 2007 году, была правильной, обоснованной и показанной, в связи с вышеуказанным состоянием зубочелюстной системы. Она включала в себя: подготовку к протезированию в объеме депульпирования и эндодонтического лечения № зубов; лечения кариеса № зуба; профессиональную чистку зубов; ортопедическое лечение в объеме: несъемного протезирования мостовидными протезами верхней челюсти с опорой № зубы; нижней челюсти с опорой на № зубы и на № зубы; съемного протезирования бюгельными протезами верхней и нижней челюсти; лечения глубокого кариеса № зубов (в ноябре 2007 года после завершения протезирования).

Тактика лечения А. в ООО «Сан-Маркет» в 2010 году была избрана верно, и показана ей в полном объеме. Так, дефект мостовидного несъемного протеза верхней челюсти в 2010 году (означенный в записи от 11 января 2010 года как «трещина» между 12 и 13 зубами), являлся основанием для замены, как несъемного протеза, так и съемного бюгельного протеза верхней челюсти (поскольку на новые искусственные коронки зафиксировать старый бюгельный протез технически невозможно).

При обращении А. в ООО «Сан-Маркет» в 2011 году врачом -ортопедом был обнаружен дефект каркаса мостовидного несъемного протеза верхней челюсти между первыми зубами («каркас протеза сломан») с переломом культей 13 и 11 зубов, а при осмотре терапевтом указано «разрушение коронки» 11 зуба на 2/3. В такой ситуации требовалось депульпирование и пломбирование корневого канала 11 зуба, его восстановление штифтом, замена культевой вкладки 13 зуба с последующей фиксацией несъемного мостовидного протеза. Тактика лечения, избранная в ООО «Сан-Маркет», была неверной в части лечения. 13 зуба. Так, согласно записи от 20 октября 2011 года, было выполнено восстановление 13 зуба стекловолоконным штифтом. Этот метод восстановления зуба был противопоказан, поскольку 13 зуб являлся опорным для бюгельного (съемного) протеза верхней челюсти.

При этом экспертами указано, что в мед.карте ООО «Сан-Маркет» отсутствуют данные о динамическом наблюдении пациентки после завершения протезирования или рекомендации о таковом, то есть не был соблюден принцип законченности лечения.

При наличии указанных обстоятельств, эксперты пришли к выводу об имеющихся недостатках стоматологической помощи, оказанной А. в ООО «Сан-Маркет»:

— восстановление 13 зуба стекловолоконным штифтом в 2011 году было противопоказано, поскольку этот зуб являлся опорным для бюгельного (съемного) протеза, что является недостатком лечения. В данной ситуации показано восстановление зуба металлической культевой штифтовой вкладкой;

— в мед.карте отсутствуют данные о динамическом наблюдении пациентки после завершения протезирования или рекомендации о таковом. Оно (наблюдение) требуется для оценки состояния бюгельных (съемных) протезов, опорных зубов и проведения своевременной коррекции протезов;

— перед повторным протезированием верхней челюсти в 2010 году врачом не была выполнена оценка данных рентгенографии от 11 января 2010 года относительно состояния опорных зубов (отсутствуют записи об этом и в мед.карте);

— в записях ортопеда за 2007 год неверно указаны зубы нижней челюсти справа ( № ), тогда как у пациентки, судя по ортопантомограмме, имелись № (из них № был уже депульпирован, а № зуб – депульпирован и пломбирован в сентябре 2007 года в ООО «Сан-Маркет);

— имеются несоответствия между записями терапевта в 2011 году (в части описания объективной клинической картины и последовательности лечения): терапевтом в сентябре 2011 года описывается разрушенный 11 зуб, на котором видимо отсутствует искусственная коронка, после чего выполняется депульпирование зуба, эндодонтическое лечение (пломбирование канала) и реставрация колонки временной пломбой; а ортопедом в октябре 2011 года описан сломанный протез и сломанные культи двух зубов (13 и 11), причем 11 зуб расценен как витальный (живой) и планируется его депульпирование.

Судя по представленной документации, поломка несъемного мостового протеза (а точнее, двух протезов) верхней челюсти у А. имела место дважды: в январе 2010 года – зафиксирована трещина протеза (изготовленного в 2007 году) между 12 и 13 зубами; в 2011 году – зафиксирован перелом каркаса протеза (изготовленного в 2010 году) между первыми зубами (11 и 21-м).

В настоящее время достоверно судить о причине (причинах) поломки мостовидных протезов нельзя, ввиду того, что пациентке проведено повторное протезирование всех зубов с удалением из ротовой полости всех ортопедических конструкций, изготовленных в ООО «Сан-Маркет» (в том числе, протезов верхней челюсти).

По данным КТ от 30 июля 2014 года у А. имело место нарушение целостного корня 13 зуба вкладкой (перфорация стенки корня) с развитием обширной деструкции костной ткани вокруг корня этого зуба, что потребовало его удаление.

В целом, качество услуг, оказанных А. в ООО «Сан-Маркет» не полностью соответствует общепринятым требованиям, предъявляемым к услугам в области ортопедической стоматологии, в частности:

— метод восстановления 13 зуба стекловолоконным штифтом в 2011 году выбран неверно (противопоказанным, в связи с тем, что зуб является опорным для фиксации бюгельного протеза);

— не соблюден принцип законченности лечения — отсутствует динамическое наблюдение за пациенткой на этапе адаптации к протезам и рекомендации о таковом наблюдении.

Кроме того, экспертами установлены дефекты ведения медицинской документации в ОО «Сан-Маркет»: имеются несоответствия между записями терапевта и ортопеда в 2011 году, исправления в мед.карте (за 2007 год) отсутствуют данные о фиксации несъемных мостовидных протезов на постоянный цемент в 2007 году.

По мнению судебной коллегии, указанное заключение судебно-медицинской экспертизы является достоверным, поскольку данная экспертиза проведена на основании определения судебной коллегии, экспертное исследование полностью соответствует требованиям гражданского процессуального закона, выполнено специалистами, квалификация которых сомнений не вызывает, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу ложного заключения, не заинтересованы в исходе дела, заключение основано на материалах гражданского дела и медицинских документах А., выводы экспертов оформлены надлежащим образом, научно обоснованы, представляются ясными, понятными и достоверными.

В связи с этим судебная коллегия считает несостоятельными доводы представителей ответчика по несогласию с заключением указанной экспертизы.

При таких обстоятельствах в суде апелляционной инстанции достоверно установлено, что ООО «Сан-Маркет» оказаны А. некачественные медицинские стоматологические услуги по лечению и протезированию полости рта. У А. имело место поломка несъемного мостового протеза верхней челюсти, изготовленного в 2007 году (зафиксированная в январе 2010 года) между 12 и 13 зубами, что в конечном итоге потребовало изготовления новых металлокерамических протезов, а также перелом каркаса протеза, изготовленного в 2010 году между первыми 11-м и 21-м зубами (зафиксированный в 2011 году). При этом, на представленном протезе, приобщенным к материалам дела судом первой инстанции, 17 искусственный зуб установлен на бугре верхней челюсти, чего не должно быть по правилам постановки зубов в съемных протезах. Кроме того, метод восстановления 13 зуба стекловолоконным штифтом в 2011 году выбран неверно, поскольку зуб является опорным для фиксации бюгельного протеза.

Лечение зубов в виде депульпирования и эндодонтического лечения до протезирования относится к подготовке зубов к протезированию, в связи с чем было необходимо для протезирования в целом.

Таким образом, указанное выше лечение зубов, проведенного в связи с протезированием, привел к разрушению опорных, лечебных зубов, к образованию трещины в протезе. Проведение повторного лечения и протезирования в 2010 и 2011 годах связано с устранением недостатков ранее оказанной стоматологической услуги.

Тем самым, стоматологические услуги оказаны истице ненадлежащего качества, результат, для получения которого А. обращалась к услугам ответчика, не был достигнут.

Доводы представителей ответчика о том, что истице стоматологические услуги были оказаны надлежащего качества, трещина в протезе между 12 и 13 зубами образовалась в связи с механическим воздействием со стороны А. под действием внешнего фактора, а не в результате некачественно оказанной стоматологической услуги, а приобщенный к материалам дела бюгельный протез работниками ответчика не устанавливался, не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Стороной ответчика не представлено доказательств, подтверждающих указанные обстоятельства.

Это интересно:  Срок давности штрафов в италии 2020 год

При этом, в соответствии со ст.1098 ГК РФ, п.5 ст.14 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения. Исходя из чего, на исполнителе лежит бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, ненадлежащее оказание услуг.

Однако таких доказательств ответчиком при рассмотрении дела представлено не было.
Показания допрошенных в качестве свидетелей врачей М и К проводивших лечение А., о том, что с их стороны проведено качественное лечение, не подтверждают указанные стороной ответчика обстоятельства.

Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 237 от 03 сентября 2007 года, проведенной в ГУЗ Красноярское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы, не принимается судебной коллегией во внимание в связи с неполным исследованием имеющихся в деле медицинских документов и протеза.

Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе выводы заключения комплексной судебно-медицинская экспертизы Санкт-Петербургского ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» от 11 апреля 2016 года № 200, принимая во внимание, что ответчиком в ходе судебного разбирательства не было представлено каких-либо доказательств выполнения услуг медицинского характера надлежащего качества, судебная коллегия приходит к выводу о том, что А. со стороны ООО «Сан-Маркет» были оказаны услуги по протезированию и лечению зубов ненадлежащего качества, что свидетельствует о существенном нарушении условий договора со стороны ответчика.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, ответчиком заявлено о пропуске истицей срока исковой давности.

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст.195 ГК РФ).

Общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 настоящего Кодекса (ст.196 ГК РФ).

В соответствии со ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом.

Предъявленные истицей требования направлены на защиту ее личных неимущественных прав (здоровья), следовательно, оснований, предусмотренных законом, для применения исковой давности к таким требованиям не имеется.

Учитывая, что по делу установлен факт некачественного оказания стоматологических услуг истице на протяжении всего этапа протезирования, судебная коллегия приходит к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с ООО «Сан-Маркет» в пользу А понесенных ею расходов по их оплате.

Между тем указанные виды стоматологических услуг не были связаны с протезированием зубов.

Также подлежат удовлетворению требования А. о взыскании неустойки.

Из дела видно, что эти требования истца в установленный срок не выполнены, претензия направленная ответчику 23 июля 2014 года, полученная им в этом же день была оставлена без удовлетворения.

В силу п. 5. ст. 28 ФЗ «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена — общей цены заказа.

В силу статьи 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» с ответчика подлежит взысканию в пользу потребителя моральный вред, причиненный вследствие нарушения его прав.

В силу части 6 статьи 13 Закона «О защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, независимо от того, было ли заявлено указанное требование.

В связи с изложенным, в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ решение суда подлежит отмене в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании стоимости услуг по зубопротезированию, с принятием нового решения о частичном удовлетворении исковых требований Андреевой Е.Д.

Решение Ленинского районного суда г Красноярска от 07 сентября 2015 года отменить в части.

Принять по делу новое решение, которым исковые требования Андреевой Е.Д. к ООО «Сан-Маркет» о защите прав потребителя удовлетворить частично.

В остальной части решение суда оставить без изменения.

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.03.2010 N 3781 Пропуск срока исковой давности, исчисляемого как общего срока для категории дел о возмещении ущерба, причиненного ненадлежащим оказанием медицинских услуг, в силу части 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ является самостоятельным основанием для отказа в иске. При этом отказ в удовлетворении требования о взыскании компенсации морального вреда правомерен в силу своей производности от требования о ненадлежащем оказании услуги.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

от 15 марта 2010 г. N 3781

Судья: Чернявская Т.Е.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Лебедева В.И.

судей Савельевой М.Г., Корнильевой С.А.

при секретаре Л.

Заслушав доклад судьи Савельевой М.Г., объяснения М., объяснения представителя АНО “Институт медицинской реабилитации “Возвращение“ — С. (протокол общего собрания от 18.08.2005 года), заключение прокурора Костиной Т.В., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22 октября 2009 года М. отказано в удовлетворении исковых требований к Автономной некоммерческой организации “Возвращение“ о взыскании расходов по оплате медицинских услуг, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда.

В кассационной жалобе М. просит отменить решение суда, считает его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для отмены решения суда.

Как следует из материалов дела, 31.03.2009 г. М. обратился в Московский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Автономной некоммерческой организации “Возвращение“ о взыскании денежных средств в связи с ненадлежащим оказанием медицинских услуг. В обоснование иска истец указал, что между ним и ответчиком 6.10.2005 года заключен договор на оказание медицинских услуг; он со своей стороны обязательства выполнил, оплатив лечение. Ответчик обязательства надлежащим образом не выполнил. Врачом К. не были полностью выполнены обязательства по оказанию диагностических, консультативных и лечебных услуг согласно плану лечения от 06.10.2005 года; не проведены контрольные результаты обследования и лечения, согласно плану лечения от 06.10.2005 г.; ответчиком не рассмотрены вопросы, поставленные истцом в заявлении, адресованном генеральному директору; не проведено полное обследование по 11 пунктам “Оберон“, указанным в рекламе, выданной по обследованию с отображением патологических и непатологических процессов по системе “Оберон“; не вылечены выявленные при обследовании инфекции; не выдана копия амбулаторной карты; не осуществлено своевременное распознание болезни и его лечение; не предоставлена информация об оказываемых услугах и их специалистах; не предоставлено достоверных данных о проводимых расчетах и заключении договоров. Предъявленная претензия оставлена без ответа и удовлетворения.

Возражая против заявленных требований, ответчик заявил о применении сроков исковой давности.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, на основании объяснений лиц, участвующих в деле, представленных документов, признал установленным, что ответчиком была оказана истцу платная медицинская услуга 06.10.2005 года, доказательств, подтверждающих наличие каких-либо иных обязательств ответчика перед истцом, не представлено.

С учетом разъяснений, содержащихся в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 года (в ред. Постановления от 06.02.2007 г.), суд обоснованно отказал и в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда, поскольку в данном случае требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных и иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность, на это требование распространяются сроки исковой давности, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

Судебная коллегия находит, что выводы суда не противоречат требованиям закона, регулирующего настоящие правоотношения, и добытым по делу доказательствам, оценка которым дана согласно ст. 67 ГПК РФ.

То обстоятельство, что ответчиком истцу была оказана 06.10.2005 г. платная медицинская услуга по диагностике подтверждается справкой от 06.10.2005 г., из содержания которой следует, что истцу проведена диагностика на системе “Оберон“, стоимость диагностики составила 1000 рублей, а также записями в медицинской карте, произведенными врачом К., которой был проведен конс. прием М., даны рекомендации. В последующем истец записывался на прием к врачу 17.11.2005 года и 18.11.2005 года, но не являлся.

Доказательств того, что истцом и ответчиком был заключен договор на оказание платных медицинских услуг по лечению, который бы содержал перечень услуг, которые медицинское учреждение обязуется предоставить за обусловленную договором цену, а также доказательств, подтверждающих оплату медицинских услуг, истцом не представлено.

При таком положении суд при разрешении спора правильно исходил из того, что ответчиком истцу была оказана платная медицинская услуга 06.10.2005 г. и доказательств, с достоверностью свидетельствующих о наличии каких-либо иных обязательств ответчика перед истцом, не представлено.

Истцом настоящие требования заявлены в порядке Закона РФ “О защите прав потребителей“ о ненадлежащем оказании медицинской услуги. Требований о возмещении вреда, причиненного здоровью в порядке главы 59 ГК РФ, истцом в рамках данного спора не заявлялось, в связи с чем суд обоснованно применил сроки исковой давности, о чем заявлено ответчиком. При этом суд правильно указал, что ходатайство истца о назначении экспертизы для определения соответствует ли оказанная ему медицинская услуга требованиям, предъявляемым к данного рода медицинским услугам, не может рассматриваться в качестве искового требования о возмещении вреда здоровью (л.д. 2 об., 144). Положения ст. 204 ГК РФ при исчислении срока не нарушены.

Пропуск срока исковой давности в силу ч. 2 ст. 199 ГК РФ является самостоятельным основанием к отказу в иске.

Учитывая, что требования о взыскании компенсации морального вреда являются производными от требования о ненадлежащем оказании услуги, отказ в их удовлетворении также правомерен.

Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены правильно, обстоятельства, имеющие юридическое значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана согласно нормам процессуального права, выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам, решение постановлено по заявленным истцом требованиям с соблюдением положений ч. 1 ст. 39, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду часть 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ, а не Гражданского процессуального кодекса РФ.

Это интересно:  131 ук рф срок давности 2020 год

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе о необоснованном отказе в проведении по делу судебно-медицинской экспертизы, не могут повлиять на содержание вывода суда, учитывая, что отказ в иске постановлен в порядке ч. 2 ст. 199 ГПК РФ.

Истец не лишен возможности обратиться в суд за защитой нарушенного права в порядке главы 59 ГК РФ путем предъявления иска о возмещении вреда здоровью, если полагает, что действиями ответчика его здоровью причинен вред.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22 октября 2009 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Советы по ведению дел о медицинских ошибках

Ведение дел о медицинских ошибках, как правило, очень трудоёмко. От адвоката (как сейчас принято говорить, «медицинского адвоката») оно требует больших затрат времени и сил. Не думайте, что медицинский адвокат это обязательно юрист с медицинским образованием. Это должен быть профессионал, знающий право, а не медицину.

Совет первый: к медицинскому адвокату следует обратиться за консультацией в случае, если имеются признаки некачественного оказания медицинской помощи.

Такими признаками могут быть:

  • ухудшение состояния пациента после медицинского вмешательства,
  • отсутствие улучшений после медицинского вмешательства,
  • наступление инвалидности, или смерти,
  • возникновение симптомов, которых не было до медицинского вмешательства

Совет второй: с самого начала, когда вы, или ваши близкие столкнулись с необходимостью оказания медицинской помощи, независимо от того допущена медицинская ошибка, или она вообще не будет допущена в дальнейшем, начинайте собирать документы.

Это должны быть заверенные печатями и подписями чеки на все лекарства, процедуры, медицинские вмешательства, платные палаты, лечение за границей, (выписки из поликлиник, больниц, родильных домов, копии медицинских карт и пр.)

Например, если речь идёт о некачественном оказании медицинской помощи в процессе родов (акушерской ошибке), для оценки ситуации будут нужны заверенные копии Истории родов, Истории развития новорожденного, карта из детской поликлиники.

Все эти документы лягут в основу доказательства факта медицинской ошибки, а также подтверждения материального ущерба и морального вреда, заявленных в иске. Профилактируйте ситуацию, заранее собирайте документы!

Ведите дневник вашего пребывания в стационаре с указанием дат и времени событий. Это поможет адвокату в оценке обстоятельств, сборе доказательств и подготовке допросов в суде. Вы же будете лучше помнить произошедшие события.

Совет третий: не обращайтесь в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела в связи с медицинской ошибкой по статье «Халатность – 293 УК РФ»

Первый ошибочный шаг, который обычно совершают пострадавшие люди, столкнувшиеся с некачественным оказанием медицинской помощи, ошибкой врачей, это обращение с заявлением в прокуратуру о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного врача по статье «Халатность».

Это понятно. Обида, а иногда и горе от потери близкого человека, в результате медицинской ошибки побуждают потерпевшего как можно сильнее наказать обидчика.

Однако, как правило, такой шаг только осложняет ведение дела в дальнейшем. Прокуратура в подавляющем большинстве случаев отказывает в возбуждении уголовного дела по статье «Халатность» на основании отсутствия прямой причинно-следственной связи между действиями врача и наступившими последствиями.

Что такое «прямая причинно-следственная связь» и в чём ее отличие от косвенной, никто толком не знает. Российская цивилистика так и не смогла однозначно ответить на этот вопрос, хотя на данную тему было написано множество диссертаций. Но об одном всё-таки договорились: если для того, чтобы привлечь человека к уголовной ответственности, необходима именно прямая причинно-следственная связь, то для привлечения медицинского учреждения к гражданской ответственности достаточно только косвенной причинно-следственной связи.

На практике это означает следующее: если вам отказано прокуратурой в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления (прямой причинно-следственной связи), вам ничто не мешает обратиться в федеральный районный суд по месту нахождения медицинского учреждения с иском о причинении материального ущерба и морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи. Если косвенная причинно-следственная связь будет установлена, медицинское учреждение будет привлечено к гражданской ответственности.

Возникает вопрос, если после отказа в возбуждении уголовного дела нет препятствий для обращения в районный суд, тогда почему сначала не стоит обращаться с заявлением в прокуратуру?

Причина 1. По факту обращения в прокуратуру проводится судебно-медицинская экспертиза. Если она проводится в рамках расследования уголовного дела, существует опасность активизации медицинской корпорации.

Врачи, которые проводят экспертизу, прекрасно понимают, что каждый когда-нибудь может ошибиться, и у них может возникать даже бессознательное желание защитить попавшего в беду коллегу.

Во врачебных кругах существует довольно циничный, но доходчивый профессиональный афоризм: «У каждого врача есть свое маленькое кладбище.» Учитывая тот факт, что медицина – дело тонкое, и ситуация может быть пограничной, выводы экспертизы по уголовному делу с большей степенью вероятности будут более осторожными и вероятностными, а, стало быть, в меньшей степени объективными.

Иногда выводы экспертов бывают такими, что их не могут понять ни следователи, ни судьи. Вот один из них: «указанные недостатки оказания медицинской помощи пациенту сами по себе не могли привести к его смерти, они могли только способствовать ей.»

Если вы хотите снизить вероятность получения такого экспертного заключения, рекомендую проводить экспертизу в рамках гражданского дела. Когда перед глазами экспертов (коллег врача, допустившего ошибку) не «маячит» тюремная решётка, выводы их, как правило, более определенны, объективны и логичны.

Причина вторая: Прокуратура очень загружена делами и, как правило, занимается расследованием насильственных преступлений. Такие же дела, как некачественное оказание медицинской помощи зачастую откладываются в «долгий ящик».

Прокурор всё равно будет присутствовать при рассмотрении гражданского дела о некачественном оказании медицинской помощи, как того требует закон. Причём необходимо отдать должное нашей прокуратуре. Прокуроры, если действительно имеет место вина врачей, их профессиональная небрежность, или некомпетентность, которые привели к тяжким последствиям, самым серьёзным образом участвуют в рассмотрении дела. По крайней мере, так было в моей практике.

Прокуроры анализируют представленные сторонами доказательства (как правило, стороны представляют юрист медицинского учреждения и адвокат потерпевших от некачественного оказания медицинской помощи), задают сторонам вопросы, дают заключение по гражданскому делу. Если по итогам рассмотрения гражданского дела и выводам судебных экспертов будут основания для возбуждения уголовного дела, прокуратура по своей инициативе возбудит уголовное дело.

Если же вы начнёте юридическое разбирательство с уголовного дела, то можете столкнуться с патовой ситуацией: прокуратура будет вести дело, что называется «ни шатко, ни валко». Гражданское же дело возбудить будет очень трудно, поскольку доказательства, которые всё — таки постепенно оказываются у прокуратуры в гражданский суд представить проблематично. Представляя такие доказательства в гражданском суде, вы рискуете стать жертвой обвинения в разглашении тайны следствия. В итоге может получиться, как в известной поговорке – за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь!

Совет четвёртый: Не бойтесь, что вы пропустили исковую давность. Исковой давности по делам о медицинских ошибках нет.

Очень часто приходится слышать. «Сделать уже ничего нельзя. Медицинская ошибка была допущена несколько лет назад.»

На самом деле всё не так! Важный момент, который стоит знать и запомнить. Исковой давности по делам о медицинских ошибках нет.

В соответствии со ст. 208 Гражданского Кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ. Требования о компенсации морального вреда, причинённого жизни и здоровью в результате некачественного оказания медицинской помощи относятся именно к этой категории.

Единственное, чем может грозить позднее обращение в суд, это удовлетворение исковых требований только за три года, предшествовавших предъявлению иска. На практике это означает, что если вы обратились в суд, например в 2013 году, а хотите, чтобы вам компенсировали стоимость лекарств, купленных в 2009 году, суд откажет в этом. Но на требования о компенсации морального вреда никакие сроки не распространяются.

Совет пятый: помните, что если вы обращаетесь в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства в связи с некачественным оказанием медицинской помощи, вы обращаетесь с иском против медицинского учреждения.

Не важно, уволился врач из больницы, или продолжает там работать, ответственность за действия этого врача будет нести именно больница, в которой допущена медицинская ошибка.

Очень часто причиной приостановления уголовных дел (иными словами списывания этих дел в архив навсегда) является именно невозможность установить конкретное лицо (врача), виновного в причинении вреда здоровью. К одной медицинской ошибке могут приложить руку несколько медиков. Получается, как в известной английской поговорке: «чем больше поваров, тем хуже суп!» А кто является главным «поваром», в большинстве случаев установить не удаётся.

Вот тут-то на помощь и приходит опять-таки возбуждение гражданского дела. Ведь иск предъявляется не к конкретному врачу, а именно к больнице, или иному лечебному учреждению. Если пациент или его близкие всё-таки знают, кто именно из врачей совершил ошибку, или предполагают это, они могут привлечь конкретного врача к участию в деле в качестве третьего лица. Предположения для такого привлечения достаточно, а дальше суд покажет.

Совет шестой: не беритесь сами вести дело о медицинской ошибке. Заключите договор с медицинским адвокатом.

Медицинские дела (дела о некачественном оказании медицинской помощи), пожалуй, одна из самых сложных категорий дел. Не пытайтесь вести их сами. Как провести досудебную подготовку дела, к кому предъявить иск, кого привлечь в качестве третьего лица, какие получить доказательства и в какой момент представить их в ходе судебного разбирательства, как добиться, чтобы судебно-медицинскую экспертизу заказал и оплатил ответчик, какие поставить перед экспертами вопросы, кого приглашать в суд в качестве свидетелей, как построить допрос истцов, что сказать в заключительном слове, какие заявить ходатайства в течение процесса – всё это задачи, которые должен решить медицинский адвокат.

Совет седьмой: Не ждите быстрого результата.

В среднем дело о некачественном оказании медицинской помощи длится полтора – два года. Дела о медицинских ошибках трудоёмки не только для адвоката, но и для судей.

Поэтому, зная, насколько тяжёлым и затратным может быть судебный процесс, ответственный адвокат до выхода в суд проведёт досудебную подготовку дела, чтобы оценить возможные перспективы судебного разбирательства.

Адвокатская этика запрещает гарантировать положительный результат. Адвокат может гарантировать своему клиенту только качественную работу и ответственное выполнение поручения. За клиентом остаётся решение: пойти на сложную судебную тяжбу и выяснить, действительно ли вред здоровью наступил в результате допущенной медицинской ошибки, или навсегда остаться в неведении о причине наступивших последствий.

Если вы выберете первый вариант решения, мы вам поможем!

Член Всемирной Ассоциации Медицинского Права (ВАМП).
Кандидат юридических наук,
адвокат Адвокатской Палаты Санкт-Петербурга.
Астахова Кира Дмитриевна

Статья написана по материалам сайтов: fbuz24.ru, resheniya-sudov.ru, www.roddoma.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector