Эффективность отдельных видов уголовного наказания эссе 2020 год

Цель применения уголовного наказания — это результат, которого стремятся достичь государство (в том числе правоприменитель) и общество путем назначения и исполнения принудительных мер воздействия.

Российское уголовное законодательство, впитав идеи этико-утилитарных теорий, закрепило следующие цели назначения наказания (так формулируются они в законе): а) восстановление социальной справедливости, а также б) исправление осужденного и в) предупреждение совершения новых преступлений (см. ч. 2 ст. 43 УК РФ) [1] . Цели уголовной ответственности в УК РФ не определены [2] .

Хочется надеяться, что законодатель, разработчики ст. 43 УК РФ, употребляя термин цель во множественном числе, разделяют нашу [с В. Т. Томиным] позицию, что у всякой целеустремленной системы на одном уровне может быть только одна специфическая цель. Если целей несколько, и они действительно разные, то в какой-то ситуации они неизбежно войдут в противоречие друг с другом 1 . Данное правило относится и к целям реализации уголовной ответственности, и к целям применения уголовного наказания [3] [4] .

Система назначения и исполнения предусмотренных уголовным законом наказаний (см. гл. 9, 10 УК РФ) направлена на достижение указанных целей. Для того чтобы эта система не оказалась в положении буриданова осла, важно прежде постановки соответствующей цели наказания определить тог уровень влияния наказания на объект воздействия, на котором эта цель, не вступая в противоречия с другими целями, может быть достигнута. Иными словами, каждая провозглашаемая цель уголовного наказания должна соответствовать своему уровню: личностному, социальному или смешанному (включающему в себя и личностный, и социальный). Достижение целей применения уголовного наказания на любом уровне зависит от возможности реализации его функций [5] . Па указанных уровнях должны располагаться и соответствующие цели реализации уголовной ответственности.

Обоснованность цели, отмеченной в ч. 2 ст. 43 УК РФ, зависит от соответствия ее определенному уровню.

Первой из названных законодателем целей применения уголовного наказания (реализации уголовной ответственности) является восстановление социальной справедливости. Эта цель расположена на общесоциальном уровне (разновидности социального уровня) целей наказания. О ее достижении свидетельствуют: возмещение причиненного преступлением вреда личности, обществу, государству, заглаживание его иным образом, назначение мер уголовно-правового воздействия, в том числе наказания, соразмерного общественной опасности совершенного деяния и личности виновного [6] .

Целями применения уголовного наказания (реализации уголовной ответственности в негативном аспекте), выделяемыми на других уровнях, связанными с целью восстановления социальной справедливости, являются исправление лица, совершившего преступление, и предупреждение совершения новых преступлений. Хотя некоторые авторы полагали, что исправление (и перевоспитание) осужденного лица не является целью уголовного наказания, поскольку исправление (как, впрочем, и перевоспитание) принадлежит не самому наказанию как совокупности ограничений, а исполнению наказания с широкой системой форм и методов воспитательного воздействия на правонарушителя, иными словами, является средством / методом специального предупреждения преступлений 1 .

Думается, что исправление лица, совершившего преступление, заключается в применении к нему мер принуждения в такой степени, чтобы оно утратило общественную опасность, осознало неправильность и нецелесообразность осуществленного преступного поведения, убедилось в необходимости правомерного поведения, свидетельствует о личностном уровне целей наказания. Исправление осужденного достигается посредством, во-первых, назначения наказания адекватного совершенному преступлению и личности виновного, а во-вторых, исполнением наказания. Если исправление осужденного возможно применением к нему более мягкого наказания, чем назначенное, или отменой наказания прежде истечения назначенного срока, то суд вправе изменить качественные или количественные характеристики принудительных мер воздействия, например, заменить уголовное наказание другим — более мягким, освободить лицо от отбывания наказания условно-досрочно и т.д.

В религиозной системе права, в частности мусульманской, предусмотрена возможность реализации ответственности в зависимости от позиции потерпевшего, а если он мертв, — его правонаследников (родственников). Эта идея получила выражение в представленных этических / эмоциональных / теориях целей наказания и в настоящее время может быть выражена в принятии судебного решения в связи с совершением преступления категории кисас (убийства, причинения неизгладимого вреда здоровью потерпевшего и пр.).

Согласно преданиям, Пророк в случае умышленного лишения жизни потерпевшего предлагал пострадавшей стороне выбрать одно из трех — смертную казнь, прощение преступника или принятие от него выкупа за кровь (дийа). Право такого выбора предоставлялось наследникам убитого. И если они выбирали дийа, то в их распоряжение поступало денежное или имущественное воздаяние в существенном размере. В частности, выкуп за кровь при убийстве свободного мусульманина — 100 верблюдов или их денежный эквивалент в одну тысячу золотых динаров либо 12 тысяч динаров в бумажных деньгах; при убийстве женщины размер своеобразной компенсации уменьшался вдвое [7] [8] . В Саудовской Аравии размер полного выкупа за кровь в случае умышленного лишения жизни потерпевшего составил 45 тысяч риалов [9] . Более того, основные толки мусульманского права (кроме шафиитского) в качестве ответственности за убийство несовершеннолетним или умалишенным предусмотрели только уплату дийа. Лицо, лишившее потерпевшего жизни по неосторожности, должно было помимо такой уплаты нести религиозное искупление каффара. Об этом же говорится в Коране (4:92) [10] .

Схожая с дийа компенсация имела место в Древнерусском государстве. Краткая редакция Русской Правды предусматривала наряду с вирой месть обидчику (виновному) стороной обиженного (потерпевшим, его родственниками), а также платеж потерпевшему, его родственникам (первоначально: так называемое головничество) в случае их отказа от мести или невозможности осуществить месть.

X. Ц. Рустамов, анализируя кавказские адаты и маслагаты 1 , пишет об обычном мусульманском праве: «. Наказание, будучи реакцией на преступление со стороны общества, имеет здесь целью не воздаяние преступнику за его деяния, нс исправление или устрашение преступника, не подавление порочных инстинктов населения, ни даже освобождение общества от опасных элементов, а только восстановление внутри общества мира, нарушенного преступлением» [11] [12] .

Криминологи современной Европы в разработке новых социальных стратегий противостояния преступности также обращают внимание на отдельные социальные группы. Так, L. Walgrave (Бельгия), при формулировании выводов и рекомендаций 19 конференции криминологических исследований (Страсбург, 26—29.11.1990), указал, что для определенных социальных групп необходимы специфические социальные программы. Эти программы обычно функционируют на локальном уровне, включают действия, сфокусированные на все факторы, которые могут вызвать преступное поведение [13] . Данные программы явились как предметом, так и средством дальнейших криминологических исследований. В частности, на 20-й конференции криминологических исследований (Страсбург, 22—25.11.1993) обсуждены посредническая и компенсационная программы психосоциального вмешательства, направленного на решение конфликта между преступником и жертвой [докладчик A. Snare (Дания)]. В рекомендациях конференции, которые сформулировал основной докладчик R. Hood (Великобритания), отмечена необходимость продвижения данных программ и связанных с ними исследований как Советом Европы, так и правительствами соответствующих государств [14] .

Между тем еще в конце XIX в. Ф. фон Лист, рассуждая о справедливости различных наказаний, вынесенных за одно и то же деяние различными отделениями одного и того же суда, отмечал: «Признан ведь факт, что местные традиции, личные воззрения, случаи всякого рода, а не твердые основные положения руководят судьями при применении наказания» [15] . Чтобы свести к минимуму негативное влияние этих факторов на выбор вида и размера назначаемого судом уголовно-правового воздействия, необходимо в доктрине уголовного права выработать возможные уровни уголовно-правового целеполагания, а в законодательстве закрепить реальные цели, достижение которых на соответствующих уровнях будет связано с учетом и региональных традиций / обычаев, и личных воззрений правоприменителя.

Ознакомление с древнерусским головничеством, мусульманскими кисас и дийа, кавказскими адатами и маслагатами, результатами криминологических исследований приводит к мысли о возможности выделения нового уровня уголовно-правового целеполагания. Это — уровень социальной группы (разновидность социального уровня). Здесь целью применения мер уголовно-правового воздействия может быть восстановление мира, нарушенного внутри социальной группы, суметом позиции потерпевшего (его представителей). Особенно актуально распространение данной цели на территориях проживания религиозно-национальных групп. Применение принудительных мер уголовно-правового характера должно учитывать национальные особенности (традиции, обычаи) для того, чтобы сохранить от разрушения (вражды, мести) родственную или межродовую среду.

Наконец, предупреждение совершения новых преступлений как цель реализации уголовной ответственности (применения уголовного наказания). Представляется, что она расположена на смешанном уровне целей, одновременно вбирающем в себя и личностный (выражающий специальную / частную / превенцию), и социальный (выражающий общую превенцию) уровни.

Некоторые авторы полагали, что сущность общей превенции состоит в устрашении, в принуждении к правомерному поведению посредством угрозы уголовной ответственности и наказания, поэтому общую превенцию следует считать не целью уголовного наказания, а только одной из целей уголовного законодательства 1 . По мнению других, — общее предупреждение основывается исключительно на устрашении граждан [16] [17] .

Думается, что общая превенция означает формирование в сознании людей образа должного правомерного поведения и убежденности в недопущении совершения преступлений. Суть ее: во-первых, сформировать в сознании граждан России и иных лиц модель необходимого правопослушного поведения и, во-вторых, примером наказания или других мер уголовно-правового воздействия |в негативном аспекте уголовной ответственности], либо примером поощрения [в позитивном аспекте уголовной ответственности] удержать указанных лиц от совершения преступлений. Частная превенция означает применение принудительного воздействия к лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом деяние, с тем чтобы оно не смогло совершить новое общественно опасное деяние. При этом назначение мер уголовно-правового характера не имеет и не может иметь в цивилизованном обществе цели причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства.

Это интересно:  Наказание в виде исправительных работ исполняется 2020 год

Таким образом, обоснованность цели зависит от необходимости установления уровня для ее достижения, от соответствия ее данному уровню. Реальная возможность достижения разноуровневых целей назначения уголовного наказания, иной реализации уголовной ответственности способна [значение] обеспечить принятие правоприменителем справедливого решения, в том числе посредством судебного приговора, в отношении лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние, направлена на формирование последовательной политики государства в области противостояния преступности. Наконец, указанные цели взаимосвязаны и взаимообусловлены, но, к сожалению, не всегда достижимы. От того, в какой степени они достигаются, в большей мере зависит эффективность уголовного законодательства.

Эффективность уголовного наказания определяется реальностью достижения его целей, а следовательно, количеством зарегистрированных и латентных преступлений, общественным мнением о состоянии преступности и правопорядка, уровнем рецидивной преступности и другими параметрами.

Применение уголовного наказания, к сожалению, несет на себе и некоторые отрицательные черты. В частности, ошибки в дифференцированном и индивидуальном подходе к назначению наказания нередко приводили к тому, что учреждения, предназначенные для его отбывания, превращались в «школы преступности». Инициированная высшими должностными лицами государства реформа уголовно-исполнительной системы привела к введению в уголовное и уголовно- исполнительное законодательства норм о новых видах наказания (об ограничении свободы, о принудительных работах); к исключению из УК РФ и УИК РФ конфискации как вида уголовного наказания и последующему возвращению ее в законодательство в качестве иной меры уголовно-правового характера; к изменению порядка назначения и исполнения таких наказаний как штраф, исправительные работы.

Позитивные тенденции развития советского уголовного права были связаны с признанием того, что важной функцией наказания должна стать социальная интеграция и ресоциализация ] .

Нынешние реформаторы судебной и уголовно-исполнительной систем проводят в жизнь идею о поэтапном сокращении применения наказания в виде лишения свободы посредством гуманизации и либерализации уголовного законодательства, за счет увеличения частоты применения наказаний, не связанных с лишением свободы, расширения возможности освобождения от уголовной ответственности, от уголовного наказания. Между тем еще в начале зарождения идеи о необходимости реформирования уголовного законодательства Президиум Российской академии наук в письме, принятом на заседании Президиума 19.02.2002, напомнил Президенту России В. В. Путину и законотворцам-рефор- маторам о том, что проблема крайней перегрузки мест лишения свободы должна решаться не амнистиями и не отказом от строгих санкций, а рациональной организацией исполнения наказаний, трудоустройством досрочно освобожденных и жестким контролем за их поведением 2 . [18] [19]

Проблемы назначения наказания

Эффективность наказания

По мнению большинства учёных, эффективность наказания — это степень достижения тех целей, которые ставит законодатель перед наказанием.

Криминологи выделяют критерии и показатели эффективности наказания. Под критерием оценки эффективности наказания понимают определенный признак, измеритель качества достижения его целей. При этом критерии эффективности наказания нельзя смешивать с показателями, не пользуемыми для оценки достижения целей наказания. Каждому критерию эффективности должны соответствовать определенные показатели 1 Шмаров И.В. Критерии и показатели эффективности наказаний // Советское государство и право. 1968 № 6. С. 59. .

Эффективность достижения такой цели наказания, как восстановление социальной справедливости, связана с тем, что назначенное подсудимому наказание не должно быть как излишне суровым. так и чрезмерно мягким. В первом случае возможно озлобление, ожесточение преступника, во втором — появление у него уверенности в практической безнаказанности его действий. Таким образом, назначенное наказание должно быть справедливым, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности преступника, обстоятельствам совершения преступления.

По мнению А.И. Марцева, эффективность специального предупреждения складывается из двух моментов: во-первых, из законодательного определения содержания того или иного вида наказания и, во-вторых, из условий реального исполнения наказания. Условия исполнения наказания в сочетании с его индивидуализацией существенно влияют на уровень специального предупреждения 2 Марцев А.И. Теоретические вопросы общего и специального предупреждения преступлений автореф. дис. д-ра юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 25. . Критерием эффективности специального предупреждения является рецидив преступлений. Показателем эффективности достижения цели специального предупреждения служит статистика рецидива преступлений, т.е. совершения преступлений лицами, ранее судимыми.

В настоящее время, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, уровень рецидива — 31,7 %.

Однако отдельные учёные на эффективность достижения цели специального предупреждения смотрят весьма оптимистично. В частности, по мнению профессора А.В. Наумова, «указанные статистические данные свидетельствуют о том, что эта цель не только в принципе вполне достижима, но и фактически достигается. Статистика свидетельствует, что большинство осуждённых в дальнейшем всё-таки не совершают преступлений».

В отличие от специального предупреждения, цель общего предупреждения заключается в предупреждении совершения преступлений иными лицами. Наказание, применяемое к лицу, осуждённому за совершение преступлений, должно воздействовать и на иных лиц.

По мнению профессора А.И. Марцева, условием эффективности общего предупреждения преступлений является правовое воспитание населения. Кроме того, эффективность общего предупреждения необходимо связывать с целесообразностью и обоснованностью санкций уголовного закона и практикой их применения судами.

Можно говорить и о роли судебных и следственных органов в механизме общего предупреждения преступлений. Деятельность этих органов должна вызывать у граждан осознание того, что каждое преступление будет раскрыто, а виновные понесут ответственность в соответствии с тяжестью преступления.

Эффективность общего предупреждения определяется следующими показателями:

  • отношением числа воздержавшихся под воздействием общего предупреждения от совершения преступлений к числу тех. кто в принципе мог быть удержан от совершения данного вида преступлений в случае полного использования всех средств общего предупреждения в типичных для данного региона условиях их реализации.
  • отношением числа воздержавшихся под действием общего предупреждения от совершения преступлений к численности деликтоспособного населения данного региона.

Что касается достижения такой цели наказания, как исправление осуждённого, то, по мнению Ю.Б. Мельниковой, исправление достигается тогда, когда человек, понесший наказание, понимает недостойностъ своего поведения, недопустимость совершения преступлений и не совершает их хотя бы уже потому, что боится наказания.

По мнению М.Н. Становского, объективным показателем степени достижения цели исправлении осужденного является несовершение им новых преступлений после хотя бы раз отбытого наказания. Анализируя статистические данные, он считает, что эта цель наказания в современных российских условиях труднодостижима. Следует также заметить, что эта цель наказания вообще не достигается при назначении смертной казни.

Криминологи выделяют четыре условные ступени эффективности наказания:

  1. Высокоэффективная ступень: результат оказался настолько положительным, что равен либо приближается к идеалу, задуманному как цель. В таком случае наказание сдерживает людей от совершения преступления. Однако преступность существует, ибо она имеет социальные корни. Ее уровень незначительный, есть тенденция к снижению.
  2. Среднеэффективная ступень: обеспечение достижения определенных результатов соответствует современному уровню объективно предъявленных требований. Это означает, что наказание не в состоянии сдерживать всех людей от совершения преступления. Преступность существует, хотя уровень ее невысокий.
  3. Малоэффективная ступень: результаты существования наказания оказались значительно ниже намеченной цели. Это означает, что наказание не в состоянии сдерживать определенную часть населения от совершения преступления. Поэтому уровень преступности относительно высокий и стабильный. Тенденция к снижению не наблюдается, наоборот, отмечается рост отдельных категорий преступлений.
  4. Неэффективная ступень: наказание как мера борьбы с преступностью не способно принести положительных результатов, т.е. оно не в состоянии сдерживать значительную часть населения от совершения антиобщественных деяний Уровень преступности очень высокий, наблюдается тенденция к ее росту 2 Рагимов И.М. Философия наказания и проблемы его назначения. Баку: Дипломат, 1998. С. 56-57. .

Представляется, что в настоящее время мы находимся на третьей ступени эффективности наказания.

Эффективность уголовного наказания

Исторически первой и наиболее распространенной мерой профилактики преступности считается уголовное наказание. Ее сторонники полагают, что эта мера оказывает троякое воздействие: она позволяет изолировать людей, которые уже совершили преступление; «запугать» тех, кто только собирается это сделать; уменьшить страх у потенциальных жертв или людей, которые уже стали жертвами действий преступника. Следовательно, уровень преступности можно уменьшить, если ввести строгие санкции за совершение преступлений. Этот взгляд на профилактику преступности отражен в модели формального контроля, которая упоминалась в начале этой главы.

Примером позитивного влияния санкций является арест виновников домашнего насилия. Результаты американских исследований показали, что эта мера, во-первых, уменьшает вероятность повторного совершения подобного преступления, во-вторых, увеличивает веру жертв в силу закона и, в-третьих, порождает у них ощущение безопасности и увеличивает удовлетворенность жизнью.

Однако годы исследований показали, что уголовное наказание уменьшает уровень преступности только при соблюдении ряда условий (Carmichael et al., 2005). Во-первых, наказание действительно должно быть достаточно серьезным. Во-вторых, оно должно быть неотвратимым: потенциальный преступник должен считать, что если он совершит преступление, то обязательно будет наказан. В-третьих, человек должен понимать, что совершение преступления не позволит ему достигнуть желанной цели. В противном случае он будет совершать преступления, желая удовлетворить свои потребности. В-четвертых, должна отсутствовать социальная поддержка нарушению закона. Если окружающие человека люди считают совершение преступлений нормальным и даже эффективным способом достижения цели, формальные санкции не смогут устранить их влияние. И наконец, в-пятых, наказание оказывает большее влияние на поведение людей, у которых отсутствует собственная система моральных норм, особенно на тех, кто находится на первом уровне морального развития по Л. Колбергу. Таким образом, введение строгих санкций за нарушение закона, не сопровождающееся дополнительными условиями, не приведет к понижению уровня преступности.

Дополнительные трудности возникают в том случае, если мера наказания связана с долгим лишением свободы. Лишение свободы, во-первых, существенно изменяет восприятие человеком происходящих с ним событий, нарушает привычный уклад жизни, требует адаптации к совершенно новым для него (при первом тюремном заключении) условиям. Во-вторых, лишение свободы предполагает погружение человека в криминальную субкультуру, принятие ее норм, в том числе изменение правосознания. И наконец, долгая изоляция разрушает связи человека с близкими и друзьями, ограничивает возможности адаптации в мире за пределами колонии после освобождения.

Основными факторами социальной изоляции являются (Пирожков, 1998; Mahoney, Daniel, 2006):
1. Срок и перспектива досрочного освобождения. Время в колонии течет медленнее, чем до изоляции. Скорость его течения особенно замедляется в периоды бездеятельности и к концу срока. Время свиданий с близкими, напротив, пролетает быстро. Отсутствие перспективы досрочного освобождения приводит к возникновению страхов, связанных с тем, что не освободят вовремя, не дождутся родные и т. д.
2. Ограничение общения с родственниками и друзьями. Обитатели колонии достаточно редко видятся со своими близкими и друзьями. Наличие таких свиданий оказывает влияние на восприятие времени. Заключенные, имеющие свидания, острее реагируют на ограничения, порожденные социальной изоляцией, но меньше на величину срока, чем те, кто свиданий не имеет.
3. Переписка и посылки. Чтобы поддерживать общение с людьми вне колонии, заключенные начинают активно писать письма, а также радуются получению посылок. Письма выполняют информационно-коммуникативную (получение информации о том, что происходит на свободе), психотерапевтическую (уменьшение напряжения), сублимирующую (позволяют занять свободное время), стимулирующую (улучшение настроения) и воспитательную функции.
4. Ограничения привычных условий жизни. Заключенные ограничены в деньгах и направлениях их траты. Кроме того, они находятся под постоянным надзором, вынуждены соблюдать жесткий внутренний распорядок, выходить на линейки. Свобода передвижения ограничена, переписка подвергается цензуре. Труднее всего переносятся личные обыски, обыски в жилых помещениях и жизнь на виду у всех, постоянный контроль.
5. Принудительность общения и деятельности внутри колонии. Заключенные лишены возможности выбирать себе соседей, а также определять направление своей учебной и профессиональной деятельности. Тем самым блокируется одна из основных потребностей человека — потребность в самореализации.
6. Отсутствие уединенности, вызванное отсутствием закрепленного за человеком личного пространства, постоянным шумом и теснотой.
7. Ощущение незащищенности, вызванное отсутствием реальной защиты прав.
Эти факторы приводят к следующим последствиям.

1. «Обеднение прошлого» (Буркова, Василевская, 2003). Описывая важные события, произошедшие в их жизни, заключенные:
— затрагивают меньше тем, чем люди, находящиеся на свободе. Они почти не затрагивают такие темы, как творчество, успехи-неудачи, путешествие, интриги, открытие своих способностей;
— перечисляют меньше произошедших с ними событий;
— вспоминают меньше событий из прошлого, в том числе из раннего детства. Возможно, что детский опыт кажется несоответствующим ситуации лишения свободы, и заключенные «вырезают» его из воспоминаний.
2. Изменение эмоционального состояния. Лишение свободы приводит к (Mahoney, Daniel, 2006):
— тревоге, вызванной недостатком или неопределенностью информации о том, что ждет человека в ближайшем будущем, а также постоянным контролем;
— страху подвергнуться наказанию и изоляции;
— фрустрации — эмоциональному состоянию, наступающему в случае невозможности достижения человеком важных для него целей;
— раздражительности;
— грусти, вызванной постоянным повторением образов из «свободного» прошлого;
— скуки, возникающей из-за ежедневной рутины.
Однако состояние заключенных изменяется в зависимости от стадии лишения свободы. Тревога и фрустрация особенно высоки в первое время заключения, на стадии адаптации к жизни в колонии. Они постепенно снижаются к середине срока и снова возрастают к его концу. Тревожность, возникающая в конце срока, связана с тем, что ждет заключенного за пределами колонии: сможет ли он восстановить дружеские и семейные связи? устроится ли на работу? что его ждет дальше? Эта тревога неслучайна. После колонии человек часто возвращается либо к тем людям, общение с которыми привело к совершению преступления, либо остается один, без поддержки, работы, образования, места жительства. Неспособность адаптироваться к жизни на свободе приводит к повторному совершению преступления.
3. Возникновение психических патологий. Лишение свободы порождает клаустрофобию, а также физические и эмоциональные проблемы, связанные с наркотической и алкогольной аддикцией (Mahoney, Daniel, 2006).
4. Отношения заключенных с родственниками на воле. Лишение свободы разрушает отношения заключенного с родственниками. Однако женщины чаще поддерживают такие отношения, чем мужчины. У них чаще есть дети, они чаще переписываются, перезваниваются и встречаются с родными.
5. Возникновение личных отношений между заключенными. Между заключенными устанавливается психологическая близость, которая в некоторых случаях сопровождается гомосексуальными отношениями. Мужчины и женщины по-разному приспосабливаются к условиям тюрьмы. Мужчины предпочитают самостоятельно решать проблемы, надеятся на собственные силы, а женщины вступают в небольшие подгруппы семейного типа. Отношения в этих подгруппах часто носят несексуальный характер (только 28% заключенный-женщин сообщают о своей включенности в гомосексуальные отношения с другими заключенными). Их основная функция — взаимная поддержка, дружба, любовь, удовлетворение потребности в принадлежности, защищенности, самовыражении. Вместе с тем таким семьям присущи и негативные аспекты семейной жизни, например, взаимная эксплуатация и ревность. Кроме того, женщины чаще, чем мужчины, участвуют в неформальных внутри тюремных организациях. Однако некоторые исследования показывают, что в посленее время женщины чаще используют мужскую модель адаптации, предпочитая одиночество.

6. Нарушения режима и насилие заключенными. Несмотря на постоянный контроль, в местах заключения встречаются нарушения режима, в том числе случаи насилия между заключенными и между заключенными и персоналом. Существуют четыре основных модели, объясняющих эти нарушения.

Согласно модели депривации, тюрьма ограничивает свободу человека, «отрезает» его от людей, находящихся на воле, заставляет привыкать к потерям, порождает негативные эмоции. Таким образом, происходит депривация потребностей в свободе, самостоятельности, защищенности, а также гетеросексуальной потребности. Это приводит к возникновению и распространению криминальной субкультуры, члены которой противостоят администрации. Результатом является нарушение тюремных правил, насилие по отношению к другим заключенным и сотрудникам. В соответствии с этой моделью, нарушение режима, в том числе интенсивность насилия, зависит от срока заключения; уже проведенного в тюрьме времени; заключенных, с которыми человек сидит в одной камере и работает.

Согласно модели подгрупп, эмоциональное состояние и ценности заключенного зависят от его развития до попадания в тюрьму. Во-первых, не все заключенные испытывают негативные эмоции. Их сила зависит от того, научится ли заключенный удовлетворять свои потребности в условиях тюрьмы. Во-вторых, не все заключенные являются членами одной субкультуры: они делятся на разные группы, каждая из которых имеет свои ценности. В соответствии с этой моделью, нарушение режима, в том числе использование насилия, зависит от возраста, расовой и этнической принадлежности, образования, предшествующего криминального опыта заключенного, а также от наличия у него детей и семьи, места совершения преступления.

В соответствии с ситуационной моделью, нарушения режима, в том числе уровень насилия в местах заключения, зависят от временно действующих факторов, например, времени года и особенностей сотрудников колонии. Согласно этой модели, уровень насилия зависит от возраста, расовой и этнической принадлежности, семейного положения, образования сотрудников, а также места и времени совершения поступка, режима тюрьмы и размещения заключенных. Например, классические исследования агрессии показывают, что плотное размещение людей на ограниченной территории увеличивает вероятность агрессивного поведения, особенно если они оценивают это положение как тесноту. Однако в местах заключения влияние это фактора неоднозначно. Во-первых, некоторые современные исследования показывают, что чем выше плотность размещения заключенных, тем реже насилие между ними, а также между ними и персоналом (Tartaro, 2002). Во-вторых, плотность размещения оказывает влияние на уровень самоубийств, но оно зависит от мер безопасности. При слабом ощущении тесноты, чем меньше мер безопасности, тем меньше самоубийств; при сильном ощущении количество самоубийств одинаково при средних и сильных мерах безопасности (Huey, McNulty, 2005).

Эмпирическая проверка трех описанных моделей показала, что лучше всего нарушения режима объясняет ситуационная модель. Однако модель депривации лучше всего поясняет насилие. При этом модель депривации и ситуационная модель показывают насилие заключенных по отношению к работникам тюрьмы, в то время как насилие между заключенными описывают ситуационная модель и модель подгрупп.

И наконец, в соответствии с моделью управления, уровень насилия в тюрьме зависит от общения между сотрудниками и заключенными. Важным показателем является социальная дистанция: маленькая дистанция означает наличие неформального общения между персоналом и заключенными, а большая — его отсутствие. Сотрудники, устанавливающие большую социальную дистанцию, сообщают о большем количестве нарушений заключенными режима, чем сотрудники с маленькой дистанцией (Freeman, 2003).

Психологическая адаптированность заключенного в условиях колонии определяется его индивидуальными особенностями и режимом содержания.

К числу индивидуальных особенностей относятся уровень развития эмоционального интеллекта и тип межличностного взаимодействия. Направление и сила этого влияния отличают заключенных от законопослушных граждан. Так, результаты исследования, проведенного в Можайской колонии и в одной из московских школ (Степанова, 2005), показали, что психологическая неадаптированность заключенных определяется недоверчиво-скептическим типом взаимодействия. Это отличает их от законопослушных подростков, на психологическую адаптированность которых отрицательно влияют агрессивный и зависимый стили межличностных отношений, а на неадаптированность — недоверчиво-скептический и покорно-зависимый тип. Таким образом, стиль взаимодействия оказывает на психологическую адаптированность и неадаптирован-ность заключенных меньшее влияние, чем законопослушных подростков. Вместе с тем у заключенных внутриличностный эмоциональный интеллект оказывает более сильное влияние на социально-психологическую адаптированность, чем у законопослушных подростков. Таким образом, в условиях колонии приобретает особое влияние умение людей понимать свои эмоции и управлять ими.

Важной особенностью режима является характер мер безопасности. Люди хуже адаптируются в местах заключения с жесткими мерами безопасности. Эти меры затрудняют контроль заключенных над внешней средой. При таких мерах они реже видятся с семьей, реже устанавливают доверительные отношения с другими заключенными и принимают участие в программах психологической реабилитации (Huey, McNulty, 2005).

В целом уголовное наказание как мера профилактики преступности имеет свои существенные ограничения. Именно они и породили интерес исследователей и социальных работников к иным способам понижения уровня преступности.

Эффективность отдельных видов уголовного наказания эссе

Статья опубликована в рамках:

Выходные данные сборника:

ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Скворцова Юлия Сергеевна

ст. преподаватель кафедры уголовного права и процесса, НОУ ВПО «Мордовский гуманитарный институт», РФ, г. Саранск

PROBLEMS EFFECTIVE PENAL SANCTIONS IN THE FIGHT AGAINST CRIME

Skvortsova Juliya

senior lecturer of Criminal law and procedure Of Mordovian humanitarian Institute, Russia, Saransk

АННОТАЦИЯ

Актуальность рассматриваемой темы заключается в том, что в настоящее время рост уровня преступности является одной из самых серьезных проблем государственного масштаба. Наказание является формой уголовной ответственности, целью которого является предупреждение и противодействие совершению преступлений. Однако в современных условиях развития общества возникает вопрос эффективности реализация уголовного наказания в борьбе с преступностью. Существуют определенные проблемы эффективности уголовного наказания в борьбе с преступностью.

ABSTRACT

The relevance of the topic is that the present growth in crime is one of the most serious problems of the state level. The punishment is a form of criminal responsibility, which aims to prevent and counteract crime. However, in modern conditions of society all the more poignant question the effectiveness of the implementation of criminal punishment in the fight against crime. There are certain problems of efficiency of criminal punishment in the fight against crime.

Ключевые слова: уголовное наказание; преступность; уголовная ответственность; правопорядок; преступление.

Keywords: criminal penalties; crime; criminal liability; the rule of law; crime.

В современном обществе во многих странах мира преступность остается одной из самых актуальных и серьезных проблем. По данным статистики Организации Объединенных Наций преступность в мире в среднем увеличивается до 5 % в год при приросте населения в 1—1,2 % [2]. Преступность — это угроза правам и свободам человека и гражданина, интересам общества и государства. Каждое государство ведет политику в области борьбы с преступностью, разрабатывая способы и средства для эффективного противодействия увеличению общественно опасных социальных явлений в обществе.

Борьба с преступностью — это деятельность государства по предупреждению и пресечению преступности в обществе. Основные задачи государства в области борьбы с преступностью — это выявление, предупреждение и пресечение преступлений, создание специальных органов по противодействию преступности и разработка нормативно-правовой базы, способствующая обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Одной из важнейших задач государств является охрана правопорядка в обществе от преступных посягательств. В уголовном законодательстве многих стран мира по-разному определено, какие деяния являются преступлениями и какому наказанию подлежат лица, совершившие общественно опасные деяния. Наказание является формой уголовной ответственности и его целью является предупреждение и противодействие совершению преступлений.

Уголовное наказание — это мера государственного принуждения, проявляющаяся в назначении наказания лицу, совершившему преступление, в виде лишения или ограничения прав и свобод этого лица.

И.Я. Фойницкий уголовное наказание определяет как «меру общественного самосохранения, которая применяется против состояния преступности» [3]. С этим трудно не согласиться. Сущность уголовного наказания заключается в его социальной природе, так как преступность — это угроза не только безопасности государства, но и социальному развитию страны.

Лицо, совершившее преступление, несёт уголовную ответственность, которая влечет за собой уголовное наказание. Уголовная ответственность и наказание представляют собой методы защиты общества от преступных посягательств и способы предупреждения преступности в государстве. Уголовное наказание зависит от вида преступления, тяжести его совершения, характера и степени общественной опасности деяния, личности виновного и от обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность лица. В связи с этим актуален вопрос эффективности реализации уголовного наказания в борьбе с преступностью. Эффективность наказания определяется тем, насколько суд полно учитывает все обстоятельства дела. Немаловажным является качество добросовестности применения уголовного наказания, а также уровня профессионализма судей. Однако, существуют проблемы эффективности уголовного наказания в борьбе с преступностью.

Одной из таких проблем является несоответствие тяжести совершения преступления и вида наказания за это деяние. За тяжкие преступления необходимо предусматривать максимально строгий вид уголовного наказания. Незначительное наказание чаще всего не воспринимается населением как сдерживающий фактор преступности. Каждый, кто совершил преступление, должен быть наказан и понести уголовное наказание, которое будет соответствовать содеянному.

Не всегда применение максимально строгого наказания приводит к исправлению осужденного, а, наоборот, к увеличению его опасности для общества, рецидиву преступления. Для того чтобы это исключить, необходимо перед органами исправительных учреждений поставить задачу — убеждать осужденных не совершать преступлений в будущем под страхом уголовного наказания за общественно опасные деяния. Нужно формировать у осужденных уважительного отношения друг к другу, обществу и труду. Согласно теории итальянского правоведа Ч. Беккариа, «цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать несуществующим уже совершенное преступление. Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же» [1].

Другой немаловажной проблемой эффективности уголовного наказания является уклонение от наказуемости за совершенное преступление. Из средств массовой информации зачастую узнаем о том, что не все лица, совершившие преступные посягательства, реально привлекаются к уголовной ответственности. В условиях неравенства в применении наказуемости возникают определенные проблемы относительно определения эффективности наказуемости за общественно опасные деяния.

Обеспечение эффективности уголовного наказания достигается при взаимодействии правоохранительных и правоприменительных органов, проведении государством уголовной политики в области борьбы с преступностью и обеспечении реального исполнения приговоров, выносимых судами.

В большинстве стран мира современная практика назначения наказания признается неэффективной, поскольку она не приводит к снижению уровня преступности в целом.

Следует отметить, что уголовное наказание — необходимое средство борьбы с преступностью. Наказание является обязательной мерой, без которого не может существовать уголовный закон, уголовное право, не может осуществляться борьба с преступностью.

Поэтому необходимо совершенствовать уголовные законодательства стран, системы и меры наказаний и деятельность исправительных учреждений, что повлечет за собой новую политику борьбы с преступностью.

Список литературы:

  1. Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 1999.
  2. Лунев В.В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России. Государство и право. 2004. № 1.
  3. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М. Изд. Добросвет-2000, Городец-2000, — С. 65—68.

Статья написана по материалам сайтов: isfic.info, psyera.ru, sibac.info.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock
detector